Разносчики мяса для кошек в старом Лондоне

«— Мя-я-со! Мя-я-со! — пронзительно разносилось по Скримперскому переулку.

Все кошки околотка сбегались на этот призыв. А собаки отворачивались с презрительным равнодушием. — Мя-я-со! Мя-я-со! — раздавалось все громче и громче.

Наконец появился грязный, всклокоченный человек с тачкой. Со всех сторон к нему спешили кошки. Через каждые пятьдесят шагов, как только кошек собиралось достаточно, тачка останавливалась. Человек доставал из ящика вертел, унизанный кусочками сильно пахнущей вареной печенки. Длинной палкой он поочередно спихивал эти кусочки с вертела. Каждая кошка хватала по куску, прижав уши, и, метнув злобный взгляд, с урчаньем бросалась прочь, чтобы насладиться добычей в надежном убежище.»

(Эрнест Сетон-Томпсон, Королевская аналостанка)

Уличные продавцы мяса для кошек были частым явлением в Викторианской Великобритании, а некоторые из них продолжали работать практически до начала Второй мировой войны.  Официально эта должность называлась «cats meat man«, что можно перевести как «продавец мяса для кошек

До эпохи автомобилей тысячи лошадей использовались для перевозки людей и грузов в разросшемся Лондоне XIX века.  В 1894 году The Times подсчитали, что через 50 лет навозные кучи в Лондоне достигнут высоты почти 3 метров. В конце концов, какую замену они могли придумать животному, которое служило человеку на протяжении тысяч лет?

Лошади работали на износ, а потом, без сил или искалеченные, отправлялись на живодерни.

В столице Англии располагалось более 20 скотобоен для старых лошадей, пришедших в негодность. Конину отваривали несколько часов и разрезали на куски, затем мясо покупали разносчики и отправлялись по лондонским дворикам. Продавали мясо как на вес (2 с половиной пенни за фунт), так и мелкими кусочками, которые нанизывали на шпажки подобно шашлыку.

Для себя лондонцы покупали мясо на рынках или в лавках мясников. Тем не менее, уличная торговля мясом тоже велась. К примеру, таким образом продавали как домашнюю птицу, так и дичь. Однако, даже бедные лондонцы не желали угощаться кониной с живодерни, поскольку это мясо считали непригодным для человека. Тем более, что на живодернях частенько продавали лоточникам и мясо умерших животных.

Чтобы предприимчивые бедняки не перепродавали его под видом другого мяса, конину подкрашивали в синий или зеленый цвет. 

Мясо для кошек и собак пользовалось огромным спросом и приносило уличным разносчикам немалый доход, поскольку и в те времена британцы любили домашних животных не меньше, чем в наше время.

«Англия и кошки – близнецы-братья,» — написал когда-то в черновиках Владимир Маяковский.

Английская публицистка Кейт Фокс в книге «Англия и англичане. То, о чем умалчивают путеводители» писала, что для англичан содержание домашних питомцев — это не вид досуга, а образ жизни. «В сущности, — говорит она — «содержание домашних питомцев» — для Англии не совсем точное и адекватное выражение. Оно и близко не передает отношение англичан к своим кошкам и собакам. Если дом англичанина — его крепость, то его питомец — это настоящий король. Королевское общество защиты животных от жестокого обращения возникло в Англии гораздо раньше, чем Национальное обществ защиты детей от жестокого обращения, которое, по-видимому, было создано по аналогии с первой организацией.»

Было подсчитано, что в 1860-х годах в одном только Лондоне проживало 300 000 домашних кошек. Чтобы прокормить это полчище домашних любимцев, мясо 26 000 лошадей со скотобоен продавались 1000 уличным торговцам ежегодно.

Это мы привыкли покупать еду для своих домашних любимцев безо всяких проблем в ближайшем зоомагазине за углом. В ту эпоху магазинов для животных еще не существовало и приходилось владельцам кошек и собак покупать с тележек  уличных торговцев конину, обрезки, подпорченные куски (стоит отметить, что непригодность в 19 веке при отсутствии холодильников понималась несколько иначе, чем сегодня).

В 1903 году Френсис Симпсон, британка, стоявшая у истоков современной системы кошачьих выставок, писала: «Постоянным покупателям лоточник оставлял товар у дверей. Часто мясо было слишком гнилым или плохим для кошки. Хозяева должны были осмотреть мясо, промять его уксусом и водой и протереть, чтобы избавиться от мух и червей. Иногда кошки добирались до мяса первыми и съедали его, что приводило к проблемам с пищеварением

 Журналист Генри Мэйхью (Henry Mayhew) в 1861 году насчитал в Лондоне несколько сотен таких лоточников (как мужчин, так и женщин, и даже детей), которые зарабатывали совсем не плохо, по сравнению с другим бедняками.

Продавцы победнее разносили мясо, прикрепленным на досках или в корзинах.

У разносчиков побогаче мясо складывалось в специальную тележку. У этих тачек был выступ впереди, на котором мясо можно было нарезать на заказ, чтобы удовлетворить потребности любых требовательных клиентов. 

Из описания Мэйхью, которое он приводит в своей книге про лондонских рабочих и бедняков, следует, что лоточники часто продавали мясо для кошек в кредит и не любили старых дев, которые покупали часто, и так же часто забывали о своих долгах. А наиболее привлекательными покупателями считались почему-то конюхи.

Писатель Кэрри Фрай (Carrie Frye) изучала полицейские архивы, связанные с делом знаменитого маньяка Джека Потрошителя в 1888 году. Представители закона во время расследования убийств часто опрашивали людей, проживавших в районе, где было совершено преступление. Все ответы обязательно записывались и формировались в отчет. Среди сотен подобных отчетов Кэрри Фрай натолкнулась на опрос одной женщины, которая работала доставщиком кошачьей еды. Специфика работы женщины подразумевала, что она часто посещает дома многих жителей округа, а поэтому всегда в курсе последних новостей и слухов. Поэтому неудивительно, что разносчица кошачьей еды пользовалась популярностью не только у кошек, но и у полицейских.

Как писал Томас Роулэндсон (Thomas Rowlandson): «Конкуренция была отчаянная. Заприметив, в какие дома их соперники поставляют мясо, торговцы могли запросто постучать в те же самые двери и предложить товар по сниженной цене. Среди клиентов попадались эксцентричные личности. В частности, одна женщина каждый день тратила 16 пенсов на мясо, после чего забиралась на крышу дома и швыряла угощенье дворовым кошкам. К ее дому стекались полчища уличных кошек, вопли которых ужасно досаждали соседям. Чтобы отгонять голодных бродяжек, соседи начали обзаводиться собаками, а торговцы только радовались – ведь собакам тоже требуется мясо!»

Иногда торговцы раздавали кусочки мяса кошка прямо на улице, безошибочно узнавая животных своих клиентов и безжалостно изгоняя бродячих. Обычно у каждого уличного торговца был свой маршрут и кошки, за которых заплатили их хозяева, быстро научались узнавать его голос и внешность.

Один наблюдатель подобной раздачи вспоминал, что на крик: «мясо, мясо» десятки кошек бросались к разносчику: самые сильные и храбрые терлись о его ноги, те, кто послабее сидели и тихо ждали своей очереди, но никто не пытался украсть мясо с тележки. В считанные минуты продавец оказывался окруженным десятками, а о и сотнями голодных и немелодично вопящих котов.

На больших складах или пивоваренных заводах Лондона, где содержалось большое количество котов, охранявших здание от грызунов, плату разносчику отдавали за неделю вперед, а кормление сотен кошек превращалось в сцену из «дикого зоосада.»

Запах тухлой конины, разносящийся вокруг из тележки торговца, был самым вожделенным запахом для голодных кошек, но был столь же отвратителен для окружающих людей. Один разносчик вспоминал, что ему часто приходилось передвигаться с места на место, поскольку недовольные соседи изгоняли его.

Очевидцы утверждали, что уличные разносчики мяса для кошек были самыми пунктуальными и добросовестными среди уличных торговцев Лондона, в то время как  пекари, мясники, бакалейщики, торговцы маслом или рыбой могли задержать или просто перепутать заказы своих клиентов.

В конце XIX века разносчиками мяса для кошек были преимущественно женщины.

После войны произошло сразу два события, повлиявших на жизнь английских кошек: во-первых, лошадей заменили машины — а значит, мяса стало гораздо меньше, но, с другой стороны, стали появляться промышленные корма.

А британский феномен уличных продавцов мяса для кошек исчез, оставшись только в воспоминаниях стариков, на фотографиях и в литературе (например, в произведениях Чарльза Диккенса).


Примечание. В этой статье использованы фотоматериалы из открытых источников в интернете, все права принадлежат их авторам, если вы считаете, что публикация какой-либо фотографии нарушает ваши права, пожалуйста, свяжитесь со мной при помощи формы в разделе контакты, фотография будет немедленно удалена.

 

Добавить комментарий