Кошки в стихах и рисунках А.С.Пушкина

«Есть имена, как солнце! Имена – Как музыка! Как яблоня в расцвете! Я говорю о Пушкине: поэте, Действительном в любые времена»… (Игорь Северянин).

6 июня 1799 года, 220 лет назад, родился величайший русский поэт и писатель, классик отечественной и мировой литературы Александр Сергеевич Пушкин (1799-1837).

Так много написано об этом необыкновенном человеке! 

Сразу вспомнилось вот что. Самые талантливые, совестливые и достойные люди России вспоминают прежде всего именно его, когда им задают вопрос, чем всегда будет гордиться наша страна.

О нем надо не писать — его надо читать! Не для школьной программы, которая ухитряется убить последнее желание к чтению. Для себя. Чтобы не потерять чувство собственного достоинства, жажду красоты и внутреннее сопротивление всему тому, что Александр Сергеевич так ненавидел.

А сегодня вспомним, что Пушкин был еще и замечательным художником. Рисовал, в том числе, и котиков 😀 И не только рисовал, но и использовал образы кошек в сказках, стихах и поэмах.

Пушкин явно получал огромное удовольствие, наблюдая за представителями загадочного кошачьего племени. Он обладал удивительным даром понимать котов. В творчестве Пушкина встречаются и реальные коты, и мистические, и кошачьи метафоры.

Ну, прежде всего, вспоминается знакомый всем с детства кот ученый из сказочной страны Лукоморья, в Прологе к поэме «Руслан и Людмила.»

У Лукоморья дуб зелёный;
Златая цепь на дубе том:
И днём и ночью кот учёный
Всё ходит по цепи кругом;
Идёт направо — песнь заводит,
Налево — сказку говорит.

Образ «кота учёного» восходит к персонажу русской мифологии и волшебных сказок коту Баюну, в котором волшебный голос птицы Гамаюн объединился с силой и хитростью сказочного чудовища.

В 1818 году в черновике «Руслана и Людмилы» у Пушкина впервые появляется толстый кот, изображенный со спины. И вовсе не кот ученый. Просто так — усатое вдохновение.

В поэме «Руслан и Людмила» Пушкин использовал также обычное для фольклора многих народов поверье о связи кошек с демоническими силами и превращениях колдунов и ведьм в кошек-оборотней. В V главе есть эпизод, когда коварная Наина призывает Фарлафа убить спящего Руслана:

К нему волшебница явилась,
Вещая: «Знаешь ли меня?
Ступай за мной; седлай коня!»
И ведьма кошкой обратилась.
Осёдлан конь. Она пустилась;
Тропами мрачными дубрав
За нею следует Фарлаф.

***

Подобные превращения кошек в зловещих оборотней часто встречались в поэзии того времени. В неоконченной поэме «Тазит» чеченец Гасуб проклинает своего сына Тазита, не отомстившего за убийство брата:

Будь проклят мной! Поди – чтоб слуха
Никто о робком не имел,
Чтоб вечно ждал ты грозной встречи,
Чтоб мёртвый брат тебе на плечи
Окровавленной кошкой сел
И к бездне гнал тебя нещадно…

Кот и петух на черновике неоконченной «Сказки о медведихе». 
В написанном тексте кот исчез.

***

В «Сказке о попе и работнике его Балде» появляется трогательный бесенок:

Вынырнул подосланный бесёнок, 
Замяукал, как голодный котёнок...

***

В стихотворении «Будрыс и его сыновья» с игривым котёнком сравнивается молоденькая польская девушка:
Нет на свете царицы краше польской девицы.
Весела – что котёнок у печки
И, как роза, румяна, а бела, что сметана;
Очи светятся, будто две свечки!

***

Перечитывая поэму «Евгений Онегин», мы также встретим кота-предсказателя:

Татьяна верила преданьям
Простонародной старины,
И снам, и карточным гаданьям,
И предсказаниям луны.

Ее тревожили приметы;
Таинственно ей все предметы
Провозглашали что-нибудь,
Предчувствия теснили грудь.

Жеманный кот, на печке сидя,
Мурлыча, лапкой рыльце мыл:
То несомненный знак ей был,
Что едут гости…

Рисунок из рукописи «Евгений Онегин»

Среди чудовищ, которых видит Татьяна в своём вещем сне незадолго до дуэли Онегина и Ленского, фигурирует фантастическое существо «полужуравль и полукот

Святочной ночью во время гадания на воске Татьяна слышит грустную колядку. Кошурка – персонаж святочной песни, предвещающей брак.

…Но сулит утраты
Сей песни жалостный напев;
Милей кошурка сердцу дев.

***

Карикатура на француза Дегильи, который уклонился от дуэли с Пушкиным и вывел поэта из себя. Кроме карикатуры (на которой даже коту нет никакого дела до душевных терзаний несостоявшегося дуэлянта), Пушкин посвятил Дегильи еще и полное негодования письмо:

«К сведению г-на Дегильи, бывшего французского офицера. Недостаточно быть трусом, нужно еще быть им в открытую.»

***

В произведениях Пушкина встречается немало вполне реальных котов.

Главный герой поэмы «Граф Нулин», который крадётся ночью в спальню к Наталье Павловне, сравнивается с хитрым котом:

Так иногда лукавый кот,
Жеманный баловень служанки,
За мышью крадётся с лежанки:
Украдкой, медленно идёт,
Полузажмурясь подступает,
Свернётся в ком, хвостом играет,
Разинет когти хитрых лап
И вдруг бедняжку цап-царап.
Толстый кот на черновике письма Наталье Ивановне Гончаровой (тёще Пушкина).
***

Среди действующих лиц поэмы «Домик в Коломне» присутствует кот Васька.

Стряпуха, возвратясь из бани жаркой,
Слегла. Напрасно чаем и вином,
И уксусом, и мятною припаркой
Ее лечили. В ночь пред рождеством

Она скончалась. С бедною кухаркой
Они простились. В тот же день пришли
За ней и гроб на Охту отвезли.
Об ней жалели в доме, всех же боле

Кот Васька…

«Кухарка брилась» — рисунок на странице болдинских рукописей: 
иллюстрация Пушкина к шуточной поэме «Домик в Коломне».

В поэме «Домик в Коломне» есть такие строки:

Бывало, мать давным-давно храпела,
А дочка на луну ещё смотрела
И слушала мяуканье котов
По чердакам, свиданий знак нескромный…
***

Кот Васька появился и в одном пушкинском сатирическом экспромте:

Кот Васька-плут, кот Васька-вор,
Ну, словом — обер-прокурор!

Экспромт этот Пушкин прочёл самой жене обер-прокурора N в Казани в 1833 году. По ее настоятелной просьбе. 😀 

***
Упоминаются реальные кошки и в прозаических произведениях Пушкина. Это придаёт описываемым событиям живость и достоверность. В повести «Станционный смотритель» жена пивовара, поселившегося в доме умершего смотрителя, велит своему сыну показать автору дорогу на погост:
«Эй, Ванька! Полно тебе с кошкою возиться. Проводи-ка барина на кладбище да укажи ему смотрителеву могилу».
Герой повести «Дубровский» кузнец Архип спасает кошку на пожаре, но оставляет в закрытом горящем доме работников суда – приказных:
«В сию минуту новое явление привлекло его внимание; кошка бегала по кровле пылающего сарая, недоумевая, куда спрыгнуть, — со всех сторон окружало её пламя. Бедное животное жалким мяуканием призывало на помощь. Мальчишки помирали со смеху, смотря на её отчаяние. «Чему смеётеся, бесенята, — сказал им сердито кузнец. — Бога вы не боитесь: божия тварь погибает, а вы сдуру радуетесь», — и, поставя лестницу на загоревшуюся кровлю, он полез за кошкою. Она поняла его намерение и с видом торопливой благодарности уцепилась за его рукав. Полуобгорелый кузнец с своей добычей полез вниз. «Ну, ребята, прощайте, — сказал он смущённой дворне, — мне здесь делать нечего. Счастливо, не поминайте меня лихом.»
***
Пушкинские коты трижды появляются на рисунках в альбоме Елизаветы Ушаковой.
Пушкин был влюблен в Екатерину Николаевну Ушакову, а Лиза – ее младшая сестра, за которой ухаживал (а после и женился) приятель Пушкина Сергей Киселев. Как и многие барышни ее эпохи, Елизавета вела альбом, где друзья и гости могли бы оставлять рисунки, записи. 
 
Подпись: Елизавета Миколавна въ день Ангела Д. Жуана.
Дон Жуаном тут Пушкин называет не себя, а Киселева (которого он кратко звал Кис). Его же, вероятно, изображает в образе кота-дирижера, а предполагаемых будущих детей Елизаветы Николаевны и Сергея Дмитриевича — в виде пухлых котов. 
Портрет Елизаветы Ушаковой с котом на руках.
Предполагают, что в кошке, нарисованной в профиль, изображена Елизавета Ушакова

Литературовед Леонид Майков комментировал этот рисунок так:

«Иногда Пушкин называл Елизавету Николаевну “кисанькой” и, согласно с таким названием, нарисовал на одном листе альбома кошку, которой придал профиль его обладательницы; у ее ног лежат трупы двух крыс, а вдали победоносно шествует очень маленького роста Дон-Жуан, на которого кисанька ласково поглядывает».

***
Александр Сергеевич и себя ассоциировал с котом

В 1825 вышла повесть «Лафертовская маковница». Антония Погорельского. Пушкин был в восторге от истории про московскую бабушку-ведьму, решившую передать свою способность к колдовству красавице-внучке, а для того женить её на своём чёрном  коте . 

Кот явился к невесте как приятный молодой человек. Образ важного чиновника-жениха Аристарха Фалелеича  Мурлыкина , «с приятностию выгибающего круглую свою спину», так понравился  Пушкину , что тот писал брату:

«Душа моя, что за прелесть бабушкин  кот ! Я перечёл два раза и одним духом всю повесть, теперь только и брежу Трифоном Фалелеичем  Мурлыкиным . Выступаю плавно, зажмуря глаза, повёртывая голову и выгибая спину.»
(Пушкин заменил имя Аристарх на Трифон).
Владимир Румянцев, Случайная встреча
Ну, а кто нашептывал Александру Сергеевичу Пушкину его гениальные стихи, сам поэт признался в «Лукоморье»:
Там русский дух… там Русью пахнет!
И там я был, и мёд я пил;
У моря видел дуб зелёный;
Под ним сидел, и кот учёный
Свои мне сказки говорил.
Владимир Румянцев, … и Пушкин вспомнил Вас!..

Добавить комментарий