Зловещие гаргульи и химеры Нотр-Дама пережили пожар

«Собор Парижской Богоматери еще и теперь являет собой благородное и величественное здание. Но каким бы прекрасным собор, дряхлея, ни оставался, нельзя не скорбеть и не возмущаться при виде бесчисленных разрушений и повреждений, которые и годы и люди нанесли почтенному памятнику старины, без малейшего уважения к имени Карла Великого, заложившего первый его камень, и к имени Филиппа-Августа, положившего последний.»

«Если бы у нас с читателем хватило досуга проследить один за другим все следы разрушения, которые отпечатались на древнем храме, мы бы заметили, что доля времени ничтожна, что наибольший вред нанесли люди.» (Виктор Гюго, «Собор Парижской Богоматери)

Сегодня католики отмечают Пасху — Светлое Христово Воскресение, которое в этом году омрачено ужасной трагедией. Вечером в понедельник 15 апреля 2019 года загорелся величайший памятник мировой культуры — Собор Парижской Богоматери (Нотр-Дам де Пари (Notre Dame de Paris))

Миллионы людей во всем мире со слезами наблюдали, как пламя уничтожает главный католический храм и символ Парижа, уникальный памятник архитектуры. Как обрушились шпиль, часы и крыша…Многие потери невосполнимы. Успеем ли мы увидеть Нотр Дам восстановленным? Он простоял 800 лет и был свидетелем важнейших исторических обытий. Каждый год Нотр-Дам посещали 14 миллионов человек! 

Нотр-Дам является географическим центром не только Парижа, но и всей страны. Он считается «нулевым километром», то есть точкой, от которой отсчитывается километраж  до любого места Франции. 

Горел он в первый день священной для католиков Страстной недели, горел после того, как в шесть часов разошлись все рабочие, занимавшиеся реставрацией. Пылал в темноте, как специально подстроенное дьявольское шоу. 

Множество легенд связано с Нотр-Дам. Какие мрачные тайны пожара откроет он нам со временем?

Собор Парижской Богоматери ассоциируется  у широкой общественности с гаргульями и химерами, мифическими чудищами, призванными отгонять от Собора злые силы. Жаль, что им не по силам оказалось бороться с огненным адом. Хотя сами фигуры, по-видимому, все уцелели, поскольку находились ниже уровня пожара. 

Каменные гаргульи (или горгульи) начинают появляться на стенах европейских готических и романских построек еще в XI веке. В Нотр-Даме они поселяются лишь в XIII веке, причем считается, что самые красивые из них находятся на уровне больших аркбутанов хора.

Гаргульи Нотр-Дама были высечены из прочного известняка (лиеса), добываемого в бассейне Сены, поэтому чудовища хорошо сохранились до наших дней.

С французского гаргулья (gargouille) переводится как «водосточная труба, желоб»

Таким образом эти змееподобные чудовища с драконьими головами являлись украшением старинных водостоков. Отводя воду от стен церквей и соборов, гаргульи защищали стены и фундамент средневековых построек от повреждения осадками.

Начиная с XVIII века воду начинают отводить обычными сливными трубами, а гаргульи становятся исключительно декоративным украшением стен.
Гаргульи обладают, по замыслу архитекторов, самыми разными характерами — то они злобные и коварные, то смешные, а встречаются иногда и печальные. Не всегда их венчают головы драконов — гаргульи являются миру в виде самых разных животных и птиц, причем каждое имеет символический смысл.

Гаргулья Лев, считавшийся символом гордости и отваги, по замыслу архитекторов, должен был предупреждать прихожан об опасности впасть в смертный грех гордыни.

Собака символизировала жадность (наши верные друзья частенько одержимы этим грехом, воруя еду со стола). Волки, которые живут большой стаей и подчиняются вожаку, символизировали священников, собиравших прихожан для противостояния силам зла.

Орлы считались единственными существами, кроме рыцарей, которые могли самостоятельно победить дракона. К тому же, по преданиям, они могли исцелять сами себя, просто посмотрев на солнце. Змея считалась символом первородного греха и олицетворением борьбы добра и зла. Змей считали бессмертными, и это лишний раз доказывало, что противостояние дьявольского и божественного будет вечным. Из смертных грехов со змеем ассоциировали зависть. Козлы и бараны считались символом похоти, также одного из семи смертных грехов. К тому же, сам Сатана часто изображался с козлиными ногами. Обезьяна – по непонятной причине олицетворяла лень.

Легенда о Гаргулье гласит, что в VII веке нашей эры в болотах, недалеко от Руана,  на берегу Сены жил дракон. Он терроризировал местных жителей и нападал на суда, проходившие по Сене. Чудище извергало из пасти то огонь, то мощные потоки воды. Каждый год, чтобы как-то защититься от свирепого зверя, жители Руана приносили ему человеческие жертвы. Звали дракона Gargouille. И бесчинствовала Гаргулья до тех пор, пока не явился Святой Роман и не усмирил её. 
Когда епископ Роман решил изловить Гаргулью, то прийти ему на помощь согласился только один человек – преступник, которому терять было нечего, поскольку его уже осудили на смертную казнь. Этого преступника и использовал Святой Роман в качестве приманки, отправив его в логово чудовища. Гаргулья учуяла человеческих дух и вышла из логова, чтобы полакомиться, но тут епископ лишил её воли при помощи святого креста и молитвы. Гаргулья с покорностью легла у ног святого, и он привёл покорившегося зверя в город, где нечисть была отправлена на костёр. В огне сгорели хвост и туловище дракона, а голову прикрепили на стену собора в назидание другим драконам.

Большое количество мифов и легенд связаны со знаменитыми химерами, установленными на верхней площадке Нотр-Дама. Они символизируют человеческие пороки и силы зла.

Химеры появились на соборных карнизах значительно позже гаргулий, и в отличие от последних, служили просто гротескным украшением, символизирующим могущество дьявола, который может порождать ужасных и странных существ.

В Древней Греции химерой называлось животное с телом козла, головой льва, и хвостом дракона. Средневековые химеры были еще более причудливы, чем античные и могли сочетать в себе черты самых разнообразных животных, прежним оставался только принцип многосоставности.

Химеры с древних веков приписывали магические свойства, они считались безмолвными стражниками святых мест.

С наступлением ночи, когда на город опускаются сумерки, чудовища оживают, обходят свои вечные владения, храня покой сооружения. По замыслу древних архитекторов они показывают всю противоречивую сущность человека, множество характеров и черт: печаль, злость, улыбку, радость или каменные слезы.

В Средние века фасад главного собора Парижа украшали только гаргульи. Галерея знаменитых химер была пристроена архитектором Виолле-ле-Дюком гораздо позже, только в XIX веке. Тогда в соборе проводилась крупномасштабная реставрация, здание ремонтировали после разрушений, причиненных ему событиями Великой Французской революции. Виолле-ле-Дюк сам нарисовал химер, а выполнили их пятнадцать замечательных скульпторов XIX века под руководством Жоффруа Дешома (Adolphe-Victor Geoffroy-Dechaume). 

Сейчас галерея из пятнадцати химер (Galerie des chimères) находится прямо у основания башен, на высоте 46 метров. 

Самую известную из них зовут Стрикс Стрикс (la Stryge, от греч. strigx, то есть «ночная птица») —  крылатый ночной демон, полуженщина-полуптица, испускающая пронзительные крики и по преданию питающаяся кровью новорожденных младенцев или похищающая их в своих когтистых лапах.

Ее изображение давно стало хрестоматийным и именно ее в первую очередь представляет большинство людей, когда слышат слово «химера». Согласно легенде, Стрикс по ночам расправляет крылья и парит вокруг Нотр-Дама. Парижане до сих пор верят, что Стрикс может похитить неосторожно оставленного без присмотра младенца.

Забавно, что химеры уже настолько давно стали символом Собора, что изображение одной из них присутствовало на афишах знаменитого мюзикла Notre Dame de Paris, основой которого стал знаменитый роман «Собор Парижской Богоматери» Виктора Гюго.

Однако, трагическая история горбуна Квазимодо и красавицы цыганки Эсмеральды разворачивалась в далеком 1482 году; роман был опубликован в 1831 году, а химеры появились в Соборе лишь спустя десятилетие.

В песне «Le Temps des Cathédrales» из этого мюзикла поэт Пьер Гренгуар (в исполнении Брюно Пелетье) поет о бессмертном соборе Нотр-Дам де Пари:

«Пришла пора соборов кафедральных,
Le monde est entre
И с ней старый мир —
Dans un nouveau millenaire
В новую тысячу лет!
L’homme a voulu monter vers les etoiles
Ведь род людской должен подняться к звездам,
Ecrire son histoire

Жить вечно, смерть презрев»

Встречаются герои романа с химерами и в фильмах, причем были созданы разные экранизации. 

Все, кому посчастливилось увидеть химер Нотр-Дама собственными глазами, на высоте 46 метров, утверждают, что эти жутковатые создания чертовски выразительны и притягательны.    А вот фотографироваться с ними – дело совершенно безнадежное, живой человек рядом с ними кажется бездушным 

Печально смотрят сегодня гаргульи и химеры на развалины великого Нотр-Дама. Даже их магических сил не хватило, чтобы уберечь шедевр мировой культуры:

«Это как бы огромная каменная симфония; колоссальное творение и человека и народа, единое и сложное, подобно Илиаде и Романсеро, которым оно родственно; чудесный итог соединения всех сил целой эпохи, где из каждого камня брызжет принимающая сотни форм фантазия рабочего, направляемая гением художника; словом, это творение рук человеческих могуче и преизобильно, подобно творению бога, у которого оно как будто заимствовало двойственный его характер: разнообразие и вечность.» (Виктор Гюго)

Плачет безутешный горбун Квазимодо. Не только по возлюбленной Эсмеральде, но и по  сгоревшему Нотр-Даму.

Песня Квазимодо (Danse mon Esmeralda) в исполнении блистательного Гару) из мюзикла Notre Dame de Paris:

Леса Готической скульптуры! 

Как жутко все и близко в ней. 
Колонны, строгие фигуры 
Сивилл, пророков, королей… 
Мир фантастических растений, 
Окаменелых привидений, 
Драконов, магов и химер.

Здесь все есть символ, знак, пример. 
Какую повесть зла и мук вы 
Здесь разберете на стенах? 
Как в этих сложных письменах 
Понять значенье каждой буквы? 
Их взгляд, как взгляд змеи, тягуч… 
Закрыта дверь. Потерян ключ

(Максимилиан Волошин)

Зловещие гаргульи и химеры Нотр-Дама пережили пожар
5 (100%) 7 votes

Добавить комментарий