Симона Коссак, ведьма из Беловежской Пущи

Ее называли ведьмой из Беловежской пущи. И действительно, в этой неординарной женщине было что-то от настоящей лесной колдуньи: она утверждала, что умеет понимать язык животных, выхаживала хворых и выкармливала беспомощных зверей и птиц и глубоко понимала повадки лесных обитателей. Заявляла, что в общении с животными смогла найти то, чего так и не обнаружила в отношениях с людьми.

Полячка Симона Коссак  (родилась 30 мая 1943 года в Кракове, умерла 15 марта 2007 года в Белостоке ) 35 лет прожила в маленьком лесничем домике вез воды, электричества и других благ цивилизации. На самом деле она называла себя зоопсихологом и посвятила свою жизнь изучению поведения диких животных в их естественной среде.

Она чувствовала себя в лесу так же естественно, как и дикие животные и наслаждалась общением с ними. Ближайший друг Симоны, ворон Корасек выслушивал ее самые сокровенные тайны и частенько приносил любимой хозяйке красивые вещицы, которые он приворовывал у зазевавшихся туристов. Ручная кабаниха Жабка любила поваляться на кровати хозяйки и выбирать вкусные кусочки со стола, а выкормленные Симоной лосята Пепси и Кола составляли ей компанию за чаем и повсюду сопровождали ее. А спала «колдунья» не просто с мурчащим котом, а с домашней рысью Агаткой.

Жизнь Симоны началась совершенно безрадостно в семье известного художника, который мечтал о наследнике своего рода и холодно относился к замкнутой некрасивой дочери с заячьей губой. Мать ее практически не замечала. Единственным утешением для девочки стали животные. Любые — с ними необычный ребенок сразу находил общий язык. 

В юности Симона решает посвятить свою жизнь изучению и защите животных, тех кто не имел голоса в свою защиту и был непонят и гоним людьми.

После окончания Ягеллонского университета Симона Коссак стала профессором лесных наук Института исследования лесов в Беловеже и единственным сотрудником секретариата программы «Человек и биосфера» ЮНЕСКО. Она выпустила более 140 научных трудов по охране окружающей среды, разработала обучающий туристический маршрут по Беловежской пуще и помогла разработать специальный аппарат UOZ-1, сигнализирующий диким животным о приближении поездов.

«Следуя зову предков, я поселилась в пуще. В один прекрасный момент я поняла, что преодолела барьер и оказалась на стороне деревьев и зверей. Так что я выступаю от их имени. Я закончила биологический факультет, но только многие годы жизни в лесу научили меня понимать язык животных. Я овладела им настолько хорошо, что меня следовало бы спалить на костре, как ведьму. Но сегодня не жгут, я — зоопсихолог, а не ведьма.»   вспоминала Коссак.

Все эти годы Симона жила в лесничем домике «Дзедзинка» вместе со своим любимым человеком, талантливым фотографом-натуралистом и писателем  Лехом Вильчеком. Именно Лех запечатлел поразительные кадры общения Симоны с дикими животными.

Она влюбилась в это место с первого взгляда. Спустя годы Симона описала свою первую встречу с Дзедзинкой и зубром: «Это был первый зубр, которого я видела в жизни, не считая тех, что в зоопарке. Ну, и это приветствие при въезде в пущу: монументальный зубр, белизна, снег, полная луна, кругом белым-бело, красота […] и домик лесника на укромной полянке, весь в снегу, это был покинутый дом, здесь два года никто не жил. В центральной комнате отсутствовал пол, полная разруха. И я посмотрела на этот дом, посеребренный лунным светом, чтобы было романтичнее, и сказала: всё, или тут, или нигде!»

Из фотографий видно, с какой любовью и уважением общалась она с животными и птицами, совершенно на равных, как со своими близкими друзьями. И животные благодарно отвечали ей доверием и привязанностью. Настоящая лесная сказка.

«У нас всегда были собаки и кошки. Были павлины и разные дикие птицы. Были лиса и кабан. Лань, которую воспитала Симона, вернулась в пущу, однако еще несколько лет приходила к нам на участок, чтобы принести потомство. Здесь она чувствовала себя в безопасности. Была и ослица, которая однажды перешла через польско-белорусскую границу. Нам удалось ее отыскать. Зато в Дзедзинку однажды выбралась белорусская корова и съела всю цветную капусту с огорода Симоны», — вспоминал Лех Вильчек.    

Вот несколько историй о животных Симоны из книги Anna Kamińska, «Simona. Opowieść o niezwyczajnym życiu Simony Kossak», Kraków 2015

Однажды Лех Вильчек попросил Симону приглядеть в его отсутствие за крошечным кабанчиком, которого он нашел в лесу: «именно благодаря этому животному двое жителей Дзедзинки — Симона и Лех — стали лучше узнавать друг друга. И потом они даже полюбили  друг друга. Позже оба начали спать с маленьким кабаном в своих кроватях. Жабка выросла до кабана размером XXL, и прожила с ними 17 лет. Она бдительно стояла у ноги, как собака, она гуляла и все чаще обнималась с хозяевами и требовала ласки!»

В отличие от нежной 200 килограммовой обнимашки кабанихи, ворон Корасек был персонажем инфернальным.

«Люди называли ворона прирученным злодеем и вором. Он терроризировал половину Беловежской области. Он крал портсигары, щетки для волос, ножницы, мышеловки и блокноты. Он напал на людей и рвал велосипедные сиденья. Он часто крал документы, украл колбасу дровосека в лесу и делал дыры в продуктовых сумках. Он цеплялся за мужские брюки, натягивал женские юбки и пребольно клевал ноги. Люди думали, что Корасек — потому что его так называли — был своего рода наказанием за грехи. Станислав Миглинский, у которого по сей день остались шрамы от птицы, вспоминает: «Он даже украл зарплату рабочих в лесу. Однажды он украл у меня разрешение на въезд в лес. Он вытащил его из моего кармана и, как известно, разорвал на части. Он любил нападать на людей, которые катались на велосипедах, особенно на девушек. Это было очень впечатляюще, он бил ногой всадника своим клювом, человек падал, а затем он с триумфом садился на сиденье, глядя на вращающееся колесо.»

А еще у Симоны было свое стадо ручных оленей (косулей), которых она выкормила из бутылочек. И с ними был связан переломный эпизод, характеризующий, насколько глубоко звери любили Симону.

Однажды во время совместной прогулки по лесу олени разом остановились и отказались следовать за Симоной через поляну к кромке молодого леса. Было ясно видно, что молодые животные чем-то сильно испуганы. Симона решила настоять на своем, как вожак стада и пошла через поляну. Вдруг сзади раздался перепуганный «лай» ее оленей:

«Пятеро моих оленей встали на свои жестко выпрямленные задние ноги, глядя на меня и звали этим испуганным «тявканьем»: не ходи туда, не ходи туда, там смерть! Я должна признать, я была ошеломлена, а потом наконец я пошла к лесу. И что же я нашла? Оказалось, что там были свежие следы и теплый еще помет рыси. Это означало, что хищник раньше вошел на ферму, олени заметили его, затем убежали, и они испугались, и что они увидели? Они видели, как их мать направляется навстречу смерти, совершенно не подозревая об этом, что ее нужно было предупредить, и для меня, честно признаюсь, этот день был прорывом. Я пересекла границу, которая отделяет мир людей от животных. Мы олени, она человек, что мы заботимся о ней? Если они предупреждали меня (…), это означало одно и только одно: вы являетесь членом нашей стаи, мы не хотим, чтобы вы пострадали. Я честно признаюсь, я переживала это событие много дней, и на самом деле сегодня, когда я думаю об этом, в моем сердце ощущается тепло. Это доказывает, как можно дружить с миром диких животных.»

Зверинец у охотничьего домика разрастался с каждым годом:

«В «логове Симоны» появилось больше диких животных: лань, которая подходила к окну и съедала сахар, черный аист, для которого Симона создала гнездо в сундуке в своей комнате, такса и рысь, которые спали в ее кровати и павлины, которые разгуливали по дому.

Дзедзинка быстро стала экспериментальной лабораторией, которую впоследствии Симона расширила как психолог зоопарка — с больницей и комнатой ожидания для больных животных.  Здесь, она вырастила близнецов-лосей, Пепси и Колу, вымыла шею черного аиста, клала крысу Каналью в рукав (когда животное паниковало в открытых пространствах). Симона  позволяла родной подруге лани рожать в патио, брала на исцеление ягнят с матерью,  наблюдала за крысами Альфой и Омегой и держала сверчков в стеклянной посуде. Именно здесь она проверяла погоду, наблюдая за летучими мышами в подвале.» 

Симона была известна своими бескомпромиссными взглядами и действиями по защите природы, особенно экосистем Беловежской пущи. Симона боролась с негуманными методами научных исследований, с экспериментами над животными. Говорила, что испытывала боль буквально из-за каждого вырубленного в пуще дерева.

Профессор Коссак (или, все же, немножко колдунья) страстно старалась рассказать всему миру о том, как прекрасен мир природы, насколько люди недооценивают внутренний эмоциональный мир животных, о том сколько счастья могли бы получить люди, если бы научились понимать поведение животных, а не уничтожать их.

С 2001 года и до своей смерти Симона Коссак вела увлекательные и эмоциональные эфиры на «Радио Белосток», где рассказывала о жизни братьев наших меньших. Вот несколько тем, которые поднимала она в своих передачах: «Думают ли животные?», «Манипуляции в мире природы»,  «Как обманывают птицы.»

В знак признания ее заслуг в области науки и популяризации охраны природы в 2000 году Симона была удостоена Золотого креста за заслуги.

Симоны не стало в 2007 году, ее унесла тяжелая болезнь. В память о выдающемся ученом была названа улица в польском Белостоке и учрежден Стипендиальный фонд имени Симоны Коссак.

Люди, которым повезло с ней работать и многотысячные слушатели ее передач, уверяют, что все ее труды и слова были пропитаны магией. Магией глубокого знания и понимания сложнейших законов природы, я думаю. И магия ее доброты продолжает действовать на всех, кто знакомится с ее историей и просматривает эти фантастические фотографии, где профессор-колдунья на одном языке общается с животными. Вы согласны? 😀 


Примечание. В этой статье использованы фотоматериалы из открытых источников в интернете, все права принадлежат их авторам, если вы считаете, что публикация какой-либо фотографии нарушает ваши права, пожалуйста, свяжитесь со мной при помощи формы в разделе контакты, фотография будет немедленно удалена.

 

Симона Коссак, ведьма из Беловежской Пущи
5 (100%) 7 votes

Добавить комментарий