Как «волшебник света» Архип Куинджи помогал птицам и животным

«Немало людей, часто известных и знаменитых, держали птиц и уделяли им свободные часы. У великого баснописца И.А.Крылова птицы летали прямо по квартире. Генералиссимус А.В.Суворов в своём деревенском доме отводил отдельную комнату птицам, бедствующим зимой; весной он их выпускал. Художник А.И.Куинджи не только кормил на крыше своего дома петербургских галок, голубей и воробьев, но даже и лечил их» (Благосклонов, 1960, С.5).

Он был человеком-легендой, прошел нелегкий путь от полной бедности до богатства, всю жизнь следуя своему девизу «САМ-ОДИН.» Его любили и ценили Тургенев и Достоевский, Менделеев и Репин. Вот, что написал после смерти Куинджи его ученик Николай Константинович Рерих:

«Вся культурная Россия знала Куинджи. Даже нападки делали это имя еще более значительным. Знают о Куинджи — о большом, самобытном художнике. Знают, как он после неслыханного успеха прекратил выставлять; работал для себя. Знают его как друга молодежи и печальника обездоленных. Знают его как славного мечтателя в стремлении объять великое и всех примирить, отдавшего все свое миллионное состояние. Знают, какими личными лишениями это состояние было составлено. Знают его как решительного заступника за все, в чем он был уверен и в честности чего он был убежден. Знают как строгого критика; и в глубине его часто резких суждений было искреннее желание успеха всему достойному. Помнят его громкую речь и смелые доводы, заставлявшие иногда бледнеть окружающих.

Знают жизнь этого удивительного мальчика из Мариуполя, только личными силами пробившего свой широкий путь. С доброй улыбкой все вспоминают трогательную любовь Архипа Ивановича к птицам и животным.»

И.А.Владимиров, портрет А.И. Куинджи

Знаменитый художник Архип Иванович Куинджи прославился не только своими «светящимися» пейзажами, но и своей благотворительностью. Всю жизнь он сострадательно и трепетно относился не только ко всем обездоленным людям, но и к природе. Архип Иванович сопереживал каждому живому существу — боялся задавить жука или муравья на тропинке, пересаживал растения с дорожек, пятилетним мальчишкой насмерть дрался с подростками, мучающими кошек и собак. «С детства привык, что я сильнее и помогать должен…» — писал Куинджи. 

Но особой страстью художника всегда были птицы. Со всей округи к нему в дом приносили больных и покалеченных птиц. Архип Иванович лечил, кормил и выпускал их на волю, за что и получил в народе прозвище «птичий доктор».

Из воспоминаний Николая Константиновича Рериха: «Ровно в полдень он всходил на крышу дома своего, и, как только гремела полуденная крепостная пушка, тысячи птиц собирались вокруг него. Он кормил их из своих рук, этих бесчисленных друзей своих: голубей, воробьёв, ворон, галок, ласточек. Казалось, все птицы столицы слетелись к нему и покрывали его плечи, руки и голову. Он говорил мне: «Подойди ближе, я скажу им, чтобы они не боялись тебя». Незабываемо было зрелище этого седого и улыбающегося человека, покрытого щебечущими пташками; оно останется среди самых дорогих воспоминаний…»

Г.О. Калмыков (его ученик), портрет Куинджи»

Критик Михаил Неведомский рассказывал: «В Петербурге он возился с голубями, воронами, галками, воробьями. В клетках, само собой разумеется, он птиц не держал. Он ежедневно кормил этих городских «захребетников» на вышке своего дома, а затем на крыше Елисеевского дома; больных, ушибленных забирал к себе и лечил. Особенно гордился Архип Иванович двумя операциями: «трахеотомией», которую он проделал над голубем с больным горлом (этот голубь потом жил изрядное время с трубочкой в шее), а затем, однажды, залетела к нему в мастерскую бабочка-крапивница, долго билась о стекло и обо что-то разорвала себе крыло, — этой бабочке крыло было заклеено «синдэтиконом»… Из пернатых питомцев Куинджи одна галка со сломанным крылом жила у него целых два года, пока не была съедена кошкой… Для насыщения больных и здоровых расходовались ежедневно 1-2 французские булки; вороны получали вдобавок и мясо; а овса выходило до шести кулей в месяц… Из этого видно, в каких размерах производилось кормление…»
По мнению Владимира Романова (главного врача госпиталя для птиц) Куинджи в случае с трахеотомией имел дело с трихомонозом (дифтерией птиц).
Архип Иванович горячо заступался за птиц и животных, высоко ценил их ум и чувства (при этом никогда их не очеловечивал): «Как они чувствуют, когда им поможешь! Вот, я вам скажу, когда птице делаешь перевязку… В 12 часов я их на крыше кормлю, они со всего Петербурга слетаются, когда пушка ударит: они хорошо свой час знают и все около меня тут ходят, клюют и не боятся… И когда больная, с отмороженной или отдавленной ногой попадётся, она спокойно даёт себя взять. Она знает, что я ей сделаю хорошо…»

Куинджи считал себя «птичьим избранником», рассказывал, что птицы понимают его речь, легко даются ему в руки. Обычно немногословный, Архип Иванович делался чрезвычайно словоохотлив, когда речь заходила о пернатых. Он часами просиживал на крыше своего дома, «беседуя» с голубями и воронами. 

Преувеличенная любовь Куинджи к пернатым была непонятна многим (обывателям) и зачастую вызывала едкие насмешки.

Однажды карикатурист Павел Щербов нарисовал карикатуру на художника, на которой Архип Иванович стоял на крыше своего дома и делал клизму вороне. А другая ворона, с перевязанной шеей, тем временем гадила, присев на краю крыши. Внизу негодовали дворники.

Архип Иванович был по своей самобытной природе крут, вспыльчив и не обладал особым чувством юмора, когда задевали любимых ему существ. На Щербова он обиделся смертельно.

В мемуарах художник Яков Минченков записал: «Слабостью Куинджи была любовь к птицам. Ежедневно, в двенадцать часов, когда ударяла пушка в Петропавловской крепости, казалось, все птицы города летели на крышу дома, где жил Куинджи. На крышу выходил Архип Иванович с разным зерном и кормил птиц. Он подбирал больных и замерзших воробьев, галок, ворон, обогревал в комнате, лечил и ухаживал за больными. Говорят, что какой-то птице, заболевшей дифтеритом, он вставлял перышко в горло и тем спас от смерти. Жаловался на жену: «Вот моя старуха говорит: с тобой, Архип Иванович, вот что будет – приедет за тобой карета, скажут, там вот на дороге ворона замерзает, спасай. И повезут тебя, только не к вороне, а в дом умалишенных.»

Хоть и подшучивала над «птичьим Айболитом» его жена Вера Леонтьевна, но история их любви также стала легендой.

Архип Иванович Куинджи  родился в семье бедного сапожника. Именно первое чувство любви подвигло Куинджи отправиться в Петербург, чтобы стать успешным художником.

Еще живя в Мариуполе и работая ретушером, 17-летний Куинджи влюбился в первый и последний раз в своей жизни. Юная гречанка Вера Кетчерджи завладела сердцем юноши. Но о том, чтобы посвататься нищему сироте к дочери богатого купца не могло быть и речи – необходимо было совершить нечто невероятное, чтобы добиться ее руки. И он добьется, правда семнадцать лет спустя.
Отец Веры не горел желанием отдавать свою дочь за голодранца, и не раз отказывал, поставив Куинджи условие стать обеспеченным человеком. Девушку же отец пытался уговорить найти себе лучшего избранника. Однако все его старания не увенчались успехом: «Если не за Архипа, то только в монастырь», – отвечала дочь. А Архипу Вера пообещала ждать столько, сколько будет нужно. И ждала…

И когда наконец Архип Иванович смог добиться в жизни своими картинами и славы, и признания, и обеспеченности — они поженились. В свадебное путешествие молодые, имея большой выбор, отправились на святой остров Валаам. Однако это путешествие чуть было не стоило молодым супругам жизни. Попав в страшный шторм, корабль потерпел крушение. И лишь немногим, в том числе чете Куинджи, удалось спастись. Чудом оказавшись с женой в шлюпке, Архип греб до берега, что было мочи в его сильных руках. Как всегда, помогли его жажда жизни и упорство.

Архип Иванович Куинджи, Лунная ночь на Днепре, 1880

А потом он скажет жене: «Знаешь, Верочка, я все думаю: ведь не зря же Господь сохранил нам жизни. Это явный знак: мы должны направить все силы на благие дела.» На что Верочка ему ответит: «Нам вдвоем много не надо. Ко всяким бриллиантам и нарядам я равнодушна. Готовить и стирать обучусь — зачем тратиться на прислугу? А деньгами ты и ученикам своим поможешь, и другим нуждающимся.»

Архип Иванович Куинджи, Березовая роща, 1879

Так оно и случилось… На своё питание они тратили ежедневно ничтожную малую сумму в пятьдесят копеек, немного денег уходило на краски, кисти, холсты и мастерскую. Прислугу, кроме единственного дворника, супруги также не держали. Жили очень скромно, зато очень счастливо. Самая дорогая вещь в их квартирке было фортепиано, на котором играла Вера Леонтьевна. Когда она садилась музицировать, Архип Иванович брался за скрипку – их дуэт был слышен на всю округу.

Архип Иванович Куинджи, Исаакиевский собор ночью

А все свое огромное состояние от продажи картин и сдачи квартир в своем доходном доме Архип Куинджи тратил на талантливых учеников, отправлял их учиться за границу, больным он оплачивал поездки на лечебные курорты. Помогал безвозмездно всякому, кто попадал в беду. Архип Иванович был святым человеком со светлой душой и благородным сердцем.

Архип Иванович Куинджи, Украинская ночь, 1876

Накопив сто тысяч рублей, Архип Иванович внес их в Академию, чтобы проценты с этих денег шли на поощрение талантливых учеников. Всю свою жизнь помнил Куинжди как тяжело пробиться молодому таланту, и как в свое время сам жил голодным.

Архип Иванович Куинджи, Красный закат

Архип Иванович Куинджи,Архип Иванович Куинджи,Эльбрус вечером

Архип Иванович Куинджи,На острове ВалаамеАрхип Иванович Куинджи,Снежные вершины

Архип Иванович Куинджи, Крым

Архип Иванович Куинджи, Крестовая гора

Архип Иванович Куинджи, Радуга

Архип Иванович Куинджи,Море.КрымАрхип Иванович Куинджи, Кипарисы.Крым

Архип Иванович Куинджи, Ночное

Архип Иванович Куинджи, Эффект заката

Архип Иванович Куинджи, Сосна


Примечание. Все права на изображения принадлежат их автору.

 

Как «волшебник света» Архип Куинджи помогал птицам и животным
5 (100%) 6 votes

Добавить комментарий