Знаменитые писатели и их любимые собаки

Существует множество воспоминаний и исследований, какие собаки были любимыми членами семей великих писателей, и как животные становились героями знаменитых художественных произведений.

М.М.Пришвин с Жалькой. Москва. 1945 (?)

У Пришвина было много любимых собак и все они были охотничьи, т.к. сам писатель был страстным охотником. Была немецкая овчарка по кличке Нерль, ей он посвятил свой очерк «Натаска Нерли», в котором вдохновенно описывает процесс обучения охоте ещё юной собаки. К сожалению, Нерль не оправдала надежд хозяина. А вот другая собака – сеттер Жалька, стал прекрасным охотником и верным товарищем Михаилу Михайловичу. 

М.М.Пришвин с Жалькой.

Уильям Сомерсет Моэм

Уильям Сомерсет Моэм

Антон Чехов и Хина Марковна

«Хорошему человеку бывает стыдно даже перед собакой.» (Антон Чехов)
Собаки с разными характерами и судьбами неоднократно появлялись в произведениях  Чехова от «Каштанки» (помесь таксы и дворняжки) и «Дамы с собачкой» (шпиц) до «Вишнёвого сада.» Собака также стала причиной скандала в рассказе «Хамелеон.»

В усадьбе Мелихово еще до переезда Чеховых обитали дворняги. Чехов уважительно называл блохастых аборигенов «дворянами» и придумывал им забавные клички. Двоих щенков он назвал Мюр и Мерилиз, а пес Белолобый стал главным персонажем  одноимённого рассказа. Но больше всего Антон Павлович любил такс, которые, как он говорил, являются   плодом скрещивания дворняги с крокодилом. 
Даже его знаменитая «Каштанка» была «помесью таксы с дворняжкой», и Чехов отчитал иллюстратора, который умудрился изобразить Каштанку бульдогом вместо таксы.

«Молодая рыжая собака — помесь такса с дворняжкой — очень похожая мордой на лисицу, бегала взад и вперед по тротуару и беспокойно оглядывалась по сторонам. Изредка она останавливалась и, плача, приподнимая то одну озябшую лапу, то другую, старалась дать себе отчет: как это могло случиться, что она заблудилась?

Она отлично помнила, как она провела день и как в конце концов попала на этот незнакомый тротуар.»

В Мелихове жили две любимые таксы Чехова, которых он шутливо называл Бром Исаевич и Хина Марковна.

Антон Павлович Чехов гуляет с собаками, Ялта, 1901-й год

Джон Голсуорси

«Тогда старый Джолион Форсайт уселся под старым дубом около качелей, и пес Бальтазар, тоже страдавший от жары, улегся у его ног. Он сидел и улыбался. Какой буйный, яркий день! Как жужжат насекомые, воркуют голуби! Квинтэссенция летнего дня. Дивно! И он был счастлив, счастлив, как мальчишка… Пахло липами и мятой…И, глубже усевшись в кресло, он закрыл глаза. Едва заметный ветерок принес пушинку с чертополоха, и она опустилась на его усы, более белые, чем она сама…Луч солнца пробился сквозь листву и лег на его башмак. И сладкая волна дремоты проникла под шляпу в мозг, и голова качнулась вперед и упала на грудь…Пес Бальтазар потянулся и взглянул на хозяина. Пушинка не шевелилась. Пес положил голову на освещенную солнцем ногу. Она осталась неподвижной. Пес быстро отнял морду, встал и вскочил на колени к старому Джолиону, заглянул ему в лицо, взвизгнул, потом, соскочив, сел на задние лапы, задрал голову. И вдруг протяжно завыл. Но пушинка была неподвижна, как смерть, как лицо его старого хозяина.»
Владимир Маяковский

Я люблю зверье.
Увидишь собачонку —
тут у булочной одна —
сплошная плешь, —
из себя
и то готов достать печенку.
Мне не жалко, дорогая,
ешь!

(Владимир Маяковский)

Владимир Маяковский любил ездить во Францию. В 1920 году в Париже Маяковский обзавелся самым популярным среди богатых людей аксессуаром — французским бульдогом.

Будучи большим любителем собак, Маяковский отнесся к своему питомцу не как к средству демонстрации собственного благополучия, а как к полноценному члену семьи. Бульдожку поэт всегда брал с собой в поездки. Булька пришлась по душе и Лиле Брик, поэтому сам Маяковский, по воспоминаниям современников, всегда представлял питомца как их общего друга.

Эрих Мария Ремарк и терьер Билли

Николай Некрасов

Собаки! Бог вас людям дал в награду,
Чтоб грели сердце, радовали глаз.
Как мало вам от человека надо,
Как много получает он от вас!

Когда собака с человеком рядом,
уходит из души по каплям зло.
она всегда поймет вас с полувзгляда,
наполнит дом уютом и теплом.

Когда потреплют нас в житейской драке
и кажется- напастям нет конца,
зализывают раны нам собаки
и слезы слизывают с нашего лица.

Так пусть же Человек- венец творенья,
каких бы в жизни ни достиг вершин,
склонит чело с любовью и почтеньем
к четвероногим врачевателям души!

(Николай Некрасов)

Агата Кристи и фокстерьер Питер

Своему хорошему другу, фокстерьеру Питеру, Агата Кристи даже посвятила роман «Безмолвный свидетель». На первой странице печатного издания так и написано: «Дорогому другу и непритязательному спутнику псу Питеру посвящаю»

Александр Иванович Куприн и его любимый пес породы меделян Сапсан.

Фотооткрытка, подаренная поэту и журналисту Федору Васильевичу Грошикову с дарственной надписью: «Ф.В. Грошикову с дружбой. А. Куприн и Сапсан». Надписав открытку собственноручно, Куприн вложил ручку в лапу собаки и с его помощью родился автограф любимого пса.

Русский писатель Александр Куприн очень любил животных, и особенно — собак. Не случайно собаки появляются и во многих известных его рассказах: «Белый пудель», «Пиратка», «Собачье счастье», «Барбос и Жулька», «Завирайка». В своих воспоминаниях о Куприне Лидия Арсеньева пишет: «В его квартире на стене висел портрет Сапсана — огромной собаки-меделяна, рискнувшей своей жизнью, чтобы спасти жизнь маленькой Кисы — дочки Куприна.

Чарльз Диккенс

Диккенс был страстным любителем собак, они проживали у него дома, он делал их персонажами своих произведений. Самые известные четвероногие герои – это Булси из приключений Оливера Твиста и Жип из Дэвида Копперфильда.

В августе 1862 года он опубликовал статью в журнале «Круглый Год» под названием «Два Собачьих Шоу», где хвалил работу с виду ничем непримечательного благотворительного центра «Дом для собак и кошек». Диккенс был поражен и буквально зачарован работой этой единственной в своем роде лондонской организации, где приоритет, в первую очередь, отдавался благосостоянию четвероногого подопечного. Диккенс также много говорил в статье об отношении к питомцам в этом приюте, о любви и оказываемой заботе. Он был поражен качеством медицинской помощи, которую организация оказывала не только обитателям приюта, но и другим бродячим собакам города.

Эта статья сыграла ключевую роль в работе «Дома для собак и кошек», настал новый этап деятельности, момент перехода к лучшему. Общественное мнение изменилось к лучшему, в 1871 году организации удалось перевезти своих питомцев в лучшие условия, начался новый виток развития Баттерси (Battersea Dogs&Cats Home), 

Константин Паустовский и его любимый пес Грозный

Зигмунд Фрейд и Джофи

Знаменитый психиатр, основоположник психоанализа и писатель Зигмунд Фрейд больше всего ценил собак породы чау-чау. Его любимица собака-психотерапевт Джофи присутствовала на сенсах и помогала пациентам раскрепоститься.
Франсуаза Саган

«Животные рядом со мной с детства. Это элемент физической и эмоциональной жизни. Иногда я испытываю ощущение, что мои отношения с моей собакой намного нормальнее, чем с некоторыми людьми». (Франсуаза Саган)
Французская писательница обожала собак и кошек, которые всегда жили в доме ее отца.

С особой гордостью и нежностью Франсуаза вспоминала таксу, превращенную ее отцом в собаку-самокат. К старости у бедного животного отказали задние лапки, и ни один ветеринар не взялся лечить ее. Тогда Пьер Куарэ, отец Франсуазы, сконструировал небольшую тележку, на которой бедняга смогла не просто передвигаться, но даже бегать по улицам.

У Саган жила замечательная немецкая овчарка. В Дортмунде его отец приобрел известность, приняв участие в задержании сорока одного вора, но сам он не обидел бы и мухи.

«Это моя ошибка, — говорила Франсуаза. — Я его воспитала, как большую кошку. Из-за его замечательной родословной ко мне часто приходили дамы со своими горячо любимыми представительницами породы женского пола. Рандеву происходило в гараже. Через час дама возвращалась и говорила мне натянутым тоном: “Моя собачка, наверное, не слишком хороша для него, он совсем ею не заинтересовался. Он предпочел играть в мяч”. Я смущенно объясняла, что Верзер так и остался ребенком и что он всегда был немного простофилей.»

Когда Верзера парализовало, пса пришлось избавить от мучений и это стало таким тяжелым шоком для Франсуазы, что она пять лет не могла заводить других собак.

Фокстерьера Банко писательница называла самой умной из своих четырех собак. 

Последние годы жизни Франсуаза жила практически затворницей в окружении любимых собак.

Марк Твен

Гертруда Стайн и Пеппе

Станислав Лем

«Бартек, 42 кг живого веса, жуткого размера зверюга, голова, как котелок, ему уже год и 2 месяца, а дурной — Господи, спаси! Всех незнакомых облизывает, всех обожает, лает с утра до вечера.  С ума можно сойти с этой собакой, а как только я начинаю ругать его на чем свет стоит, Барбара и Теща мне хором: «Ты сам хотел!» – что-то вроде волка, и действительно, я хотел, в память о моем старом эльзасце, который у меня когда-то был, но откуда я мог знать, что нам попадется такой симпатичный дурень?»
[Станислав Лем, письмо Александру Сцибору-Рыльскому, май 1976]

Станислав Лем

Джон Стейнбек

В 1960 году американский писатель Джон Стейнбек, чтобы восстановить силы после сердечного приступа, решил отправиться в путешествие по Америке. Он хотел «снова все увидеть своими глазами и попытаться открыть заново эту огромную страну». Для своего путешествия он заказал специальный «выносливый, удобный, быстроходный грузовик с высоким крытым кузовом с домиком, где было все: широкая кровать, плита на четыре конфорки, отопительный прибор, холодильник и освещение на бутане, химизированная уборная, чуланчик, помещение для продуктов и сетка на окнах от насекомых». В попутчики писатель выбрал «пожилого господинчика французской национальности — пуделя по имени Чарли», «прирожденного дипломата» и «доброго друга».

Джон Стейнбек и Чарли

Вместе с Чарли Стейнбек преодолел 19 000 км и пересек 37 штатов. Чарли помогал писателю налаживать контакт с людьми («Собака, особенно такая экзотическая на вид, служит связующим звеном между незнакомыми людьми. Мало ли разговоров в пути начиналось с вопроса: «А что это за порода такая?»), кроме того, был отменным слушателем: в дороге хозяин и пес обсуждали множество тем, от жизни в маленьких городках до расовой дискриминации. Свои приключения Джон Стейнбек описал в книге «Путешествие с Чарли в поисках Америки», ставшей мировым бестселлером.

Василий Аксенов и тибетский спаниель Пушкин Васильевич

Уильям Фолкнер с Блю и Деном

Трумен Капоте

Писатель Курт Воннегут и его лхасский апсо Пампкин (Тыковка)

Конрад Лоренц

«Я питаю предубеждение против людей — и даже очень маленьких детей,— которые боятся собак. Предубеждение это абсолютно неоправданно — вполне естественно, что маленькое существо при первом знакомстве пугается большого зверя. Однако то, что я люблю детей, которые не боятся больших незнакомых собак и умеют обходиться с ними, вполне оправданно, так как на это способны лишь те, кто чувствует природу и животных.

Мои собственные дети становились заядлыми собачниками еще задолго до того, как им исполнялся год, и они даже подумать не могли, что собака способна причинить им зло.»

Gerard Durrell and family: time in Corfu: FEE AGREED £50 per usage
Pic Shows:1930s Gerard with Roger

Джеральд Даррелл

«Но тут подошла мама, слегка взъерошенная, и наше внимание переключилось на Роджера, которого надо было водворить в пролетку. Роджеру еще ни разу не доводилось ездить в подобных экипажах, поэтому он косился на него с подозрением. В конце концов пришлось втаскивать его силой и потом под бешеный лай втискиваться вслед за ним, не давая ему выскочить из пролетки. Испуганная всей этой суетой лошадь рванулась с места и понеслась во всю прыть, а мы свалились в кучу, придавив завизжавшего что есть мочи Роджера. — Хорошенькое начало, — проворчал Ларри. — Я надеялся, что у нас будет благородно-величественный вид, и вот как все обернулось… Мы въезжаем в город, словно труппа средневековых акробатов. — Полно, полно, милый, — успокаивала его мама, расправляя свою шляпку. — Скоро мы будем в гостинице. Когда извозчик с лязгом и стуком въезжал в город, мы, разместившись кое-как на волосяных сиденьях, старались принять так уж необходимый Ларри благородно-величественный вид. Роджер, стиснутый в мощных объятиях Лесли, свесил голову через край пролетки и закатил глаза, как при последнем издыхании. Потом мы промчались мимо переулка, где грелись на солнце четыре облезлые дворняги. Завидев их, Роджер весь напрягся и громко залаял. Тут же ожившие дворняги с пронзительным визгом бросились вслед за пролеткой. От всего нашего благородного величия не осталось и следа, так как двое теперь держали обезумевшего Роджера, а остальные, перегнувшись назад, отчаянно махали книгами и журналами, стараясь отогнать визгливую свору, но только раздразнили ее еще сильнее. С каждой новой улочкой собак становилось все больше, и, когда мы катили по главной магистрали города, у наших колес уже вертелось двадцать четыре разрывавшихся от злости пса.» («Моя семья и другие звери»)
Джеймс Хэрриот
Джеймс Хэрриот

«Я поглаживал старого пса по голове, пытаясь собраться с мыслями. Мне предстояли нелегкие минуты. — Он долго будет болеть?- спросил старик, и при звуке любимого голоса хвост снова дважды шлепнул по одеялу.- Знаете, когда я хлопочу по дому. как-то тоскливо, что Боб больше не ходит за мной по пятам. — К сожалению, мистер Дин, его состояние очень серьезно. Видите вздутие? Это опухоль. —  Вы думаете…рак?- тихо спросил старичок. — Боюсь. что да, и уже поздно что-либо делать. Я был бы рад помочь ему, но это неизлечимо. Старичок растерянно посмотрел на меня, и губы его задрожали. — Значит…он умрет? У меня сжалось горло. — Но ведь мы не можем оставить его умирать, правда? Он и сейчас страдает, а вскоре ему станет гораздо хуже. Наверное вы согласитесь, что будет лучше, если мы его усыпим. Все-таки он прожил хорошую жизнь…- В таких случаях я всегда старался говорить деловито, но сейчас избитые фразы звучали неуместно. Старичок ничего не ответил, потом сказал:»Погодите немножко»,- и медленно, с трудом опустился на колени рядом с собакой. Он молчал и только гладил старую седую морду, а хвост шлепал и шлепал по одеялу.» («О всех созданиях больших и малых»)
Питер Мейл и Бой
«Я позвонил в общество защиты животных. У них пса не оказалось. Жена начала пропадать в деревне по полдня, уехав на полчаса, чтобы купить батон. Однако, собака исчезла. Когда я осмелился предположить, что она, вероятно, нагулялась и вернулась домой, супруга глянула на меня так, будто я предложил зажарить на ужин младенца. Я снова позвонил в изолятор найденных собак. Прошло около двух недель. Жена переживала, в обществе защиты животных устали от моих звонков, но тут из epicerie просочилась свежая новость. Пес жил в лесочке рядом с домом одной из покупательниц. Женщина подкармливала его и позволяла ночевать на террасе. Такой молниеносной реакции я давно не видывал. В течение получаса жена уже вернулась с улыбкой, заметной за полсотни ярдов. Рядом с ней на пассажирском сиденье что-то ерзало. Сияющая жена вышла из машины.  — Он с голоду умирал, бедняжка. Посмотри, съел весь ремень безопасности. Ах, какое чудо! Пса выманили из машины, он стоял рядом с нею, колотя хвостом по дверце. Выглядел кошмарно. Какой-то ком шерсти размером с немецкую овчарку со множеством торчащих во все стороны щепок и веточек, запутавшихся и прилипших листьев и каких-то крошек. Пес задрал ногу возле машины, лягнул пару раз ногами по гравию и улегся на живот, высунув шесть дюймов розового языка с налипшими на него обрывками ремня безопасности. — Прелесть, правда?- продолжала умиляться жена. Я протянул ему руку. Он поднялся, сжал мое запястье зубами и потянул к себе. Зубы у него оказались весьма крепкими.  — Видишь? Ты ему понравился.» 
(«Собачья жизнь»)

Продолжения следуют… 😀 

 

Знаменитые писатели и их любимые собаки
5 (100%) 5 vote[s]

Добавить комментарий