Знаменитый американский полярник Ричард Бэрд и его фокстерьер Иглу

Маленький короткошерстный фокстерьер без ошейника и покрытый грязью метался под проливным дождем среди людей, а потом вскочил вмести с ними прямо в автобус в центре Вашингтона. Одна из пассажирок по имени Марис Боггс (Maris Boggs) сжалилась над дрожащим песиком и забрала с собой, хотя в их доме было запрещено держать животных.

Она прятала терьера несколько дней, но потом решила подыскать ему надежного хозяина. Добродушный нрав пса и его необычайное любопытство убедили молодую женщину, что эта собака рождена для великих приключений. 

Забавно, но настойчивость этой дамы сделала свое дело — маленький бездомный фоксик стал великим путешественником и исследователем Антарктиды и прославился на весь мир не меньше, чем его хозяин — американский лётчик и полярный исследователь, адмирал Ричард Эвелин Бэрд (Richard Evelyn Byrd, 25 октября 1888 – 11 марта 1957 гг.).

Марис читала в газетах, что знаменитый полярник Ричард Бэрд готовился к экспедиции 1926 года в Арктику и решила, что ее энергичный пес (короткошерстный и худенький терьерчик!) просто создан, чтобы стать любимой собакой и напарником путешественника.

У Ричарда было по горло дел — он собирался бросить вызов самому Руалю Амундсену и совершить первый в истории перелет над Северным полюсом, а его стала донимать письмами какая-то сумасшедшая тетка из Вашингтона, умоляя взять в экспедицию бездомного фокстерьера. Ведь любознательный малыш просто рожден для великих путешествий.

Бэрд набирал людей, готовил припасы и снаряжение, подбирал подходящий самолет. Он раздраженно ответил тетке отказом. Ну какой фокстерьер на ледовых просторах Арктики!

Марис не отставала. По непонятной причине Бэрд написал ей: «Привезите его срочно в Нью-Йорк. Наш корабль загружен и практически готов к отплытию.»

В Нью-Йорке песик должен был быть на следующий день и Марис Боггс повезла его сама — в плетеной корзинке, на дне которой она постелила громоздкий шерстяной свитер. Чтобы малышу было тепло на Северном полюсе.

В ужасной спешке и суматохе отплытия членам экспедиции было не до собаки и Иглу (Igloo), как позже окрестил его Бэрд, провел первые несколько часов в камбузе, где был привязан к ножке стола. Время от времени повар приносил ему что-нибудь поесть, поэтому не все еще было потеряно.

Все, кто когда-нибудь встречали фокстерьеров, знают — эти упертые собачки без стеснения заявляют о своем присутствии. Главный инженер корабля Chantier Том Малрой вспоминал, что все были поражены, как песик размером с атом мог производить столько шума на корабле  😀 

Только когда корабль вышел из порта, адмирал Бэрд остановился поздороваться с псом, которому суждено было стать его самым верным другом и напарником в нескольких полярных экспедициях.

Иглу начал осваивать корабль — носиться по палубе, заводить друзей среди экипажа, удивляться откуда столько воды вокруг и почему все время дует такой соленый ветер.

Он познакомился с суровым корабельным котом — звери заключили военное перемирие и поделили судно. Каждый разумно не вторгался на территорию противника.

Иглу стал всеобщим любимцем. У него был особый дар потешать всех членов экспедиции. Днем он регулярно давал веселые представления в камбузе, за которые получал угощения, потом отправлялся к своему другу главному инженеру Тому Малрою в радиорубку. А все ночи песик проводил в каюте хозяина.

Когда экспедиция прибыла в Арктику именно Том Малрой приглядывал за фокстерьером, когда адмирал был занят. Как только маленький гладкошерстный Иглу начинал мучиться от холода и дрожать, его заворачивали в теплые вещи и клали перед печкой — отогреваться. Арктика сурова к маленьким фокстерьерам. Даже если они великие искатели приключений.

А Ричард Бэрд готовил самолет к перелету через Северный полюс. У него была одна главная мечта — стать первым и покорить полюс раньше знаменитого норвежца Руаля Амундсена, который вместе с американцем Линкольном Эллсуортом и итальянцем Умберто Нобиле, намеревался достичь Северного полюса на дирижабле «Норвегия».

Амундсен был опытным полярником — он исходил и «исплавал» всю Арктику и Антарктику, а в 1911 году, с группой единомышленников, на лыжах добрался до Южного полюса, чудом не погибнув.

Обойти такого человека было навязчивой мечтой Ричарда Бэрда, который сочетал в своем характере опыт и расчет полярного исследователя и военного летчика аса с крайним авантюризмом. Еще в свои 12 лет Ричард настоял, чтобы родители позволили ему в одиночку отправиться к другу на Филиппины и потом отправился в кругосветное путешествие.

Ричард Бэрд, со своим пилотом Флойдом Беннеттом вылетели с аэродрома в Шпицбергене в сторону Северного полюса на трехмоторном самолете Fokker, прозванном «Джозефина Форд», и, вернувшись через 15 с половиной часов, объявили о своей победе.

Толпы возбужденных людей приветствовали их бурной овацией. Эмоционально и красочно Бэрд описывал журналистам, с какими чувствами он смотрел на Северный полюс под своим крылом. Они стали национальными героями у себя в стране.

Дирижабль Амундсена пролетел над полюсом и над Арктикой за три дня. Все этапы путешествия были тщательно задокументированы.  Но все лавры первооткрывателей достались Бэрду и Беннетту.  

Только через 40 лет после смерти Бэрда стало известно, что до полюса они все-таки не дотянули — подвел самолет, в двигателе которого произошла утечка топлива и им пришлось вернуться назад. В этот момент самолет находился в 240 км от Северного полюса. Адмирал Бэрд просто не нашел сил признать свое поражение — слишком ему хотелось обойти Амундсена.

Однако этот эпизод не умаляет достижения Ричарда Бэрда, который оставил яркий след в истории мировой авиации и освоения полюсов. В 41 год (в 1929) он стал самым молодым контр-адмиралом в истории США. В память о нем его именем назван: лунный кратер, сухогруз ВМС США, ракетный эсминец, Американская антарктическая научная станция, Американский национальный центр полярных исследований. Бэрд был одним из четырех героев Америки, имевших право носить медаль со своим изображением (а у него их было две).

Под руководством контр-адмирала Ричарда Бэрда было осуществлено 7 полярных экспедиций – 2 арктические и 5 антарктических, сфотографировано с помощью аэрофотосъемки и нанесено на карты более 5 млн кв м никем до него не отмеченных земель, сделан целый ряд географических открытий (в том числе именем своей жены Мэри Бэрд он назвал высокое ледниковое плато открытое им в Антарктиде), проведены геологические, метеорологические и сейсмологические исследования..

И нет никаких сомнений, что в 1929 году Ричард Бэрд совершил первый в истории полет над Южным полюсом.

После «первого» перелета через северный полюс Ричард Бэрд и его напарник — фокстерьер  Иглу вернулись домой национальными героями.

Иглу воцарился в доме полярника в Бостоне и стал верным другом его четырех детей. В редкие свободные минуты (адмирал Бэрд готовился к покорению Антарктиды) Ричард отправлялся с Иглу в дальние прогулки. Приходилось все время держать пса на привязи. поскольку в поисках новых приключений он несколько раз ухитрялся сбежать.

В 1928 году Ричард Бэрд взял с собою Иглу в экспедицию а Антарктиду. 

На первом этапе пути им предстояло пересечь всю Америку на поезде до порта недалеко от Лос-Анджелеса. Собак в поезде разрешалось перевозить только в багажном вагоне, но адмирал умел блестяще проводить самые тяжелые переговоры и Иглу тайно ехал в его купе. 

Иногда Адмирал давал псу возможность побегать и размяться на остановках. Однажды полярнику и его попутчикам пришлось отлавливать Иглу в прерии, куда он сбежал охотиться за грызунами (prairie dogs). Впервые в истории поезд задержали на 10 минут, чтобы выловить расшалившегося маленького фокстерьера.

Но все-таки в декабре 1928 года Ричард и Иглу благополучно взошли на борт норвежского корабля C.A. Larsen и началось их утомительное путешествие к ледовому континенту.

В отличие от арктической экспедиции, где ездовые собаки и снаряжение плыли на отдельном корабле, на борту C.A. Larsen путешествовала группа из 80 ездовых собак. Животные ехали в клетках, которые стояли на палубе на специальных платформах, чтобы морская и дождевая вода не заливала животных — они ненавидели воду.

Никто не предупредил Иглу, что на корабле путешествуют и другие собаки. Он сам вскоре учуял чужаков и рванул на палубу выяснять отношения. Однако, его ожидал не суровый корабельный кот (как в арктической экспедиции), а мощные и вечно голодные упряжные собаки, которые подняли дикий лай и стали бросаться на ограждения, пытаясь добраться до наглого и вкусного фокстерьера.

Единственный полезный урок, который усвоил Иглу из этой шумной встречи — «если тебе становится скучно — беги на палубу и дразни ездовых собак.

Однако, вскоре Бэрд заметил, что его отважный Иглу упорно отказывается спускаться с ним в отсек под палубой. Расследование показало, что повар держал там…живую корову, чтобы поить экипаж парным молоком. Вот с нею фокстерьер знакомиться решительно не пожелал. И когда ветер на палубе приносил к нему в нос запах этого рогатого чудища, на выразительной морде Иглу появлялось уморительное отвращение.

На корабле ехал портной Мартин Рон (Martin Ronne), в чьи обязанности входило обеспечивать членов экспедиции очень теплой одеждой для экстремальных условий Антарктиды, где температура может опускаться ниже 60 градусов Цельсия. Мастер соорудил теплую курточку, штаны из верблюжей шерсти и не спадающие ботинки для Иглу.

Пес был в шоке, когда его облачили в теплые вещи — ему было непривычно и неудобно в них двигаться. Он понуро стоял, а когда моряки развлекались и поднимали его лапку, то она так и повисаа в воздухе, как у игрушки.

Постепенно Иглу привык к теплой экипировке и снова весело носился по всему кораблю (кроме коровы). К концу экспедиции он износил свою одежку до лохмотьев.

Наконец корабль подплыл к берегам Антарктиды. Разгрузить и доставить в лагерь под названием Little America все грузы — было тяжелым испытанием для упряжных собак. Для начала погонщики просто спустили их всех поразмяться после длительного плавания в клетках. Собаки вне себя от радости носились и катались по льду и лаяли, наслаждаясь свободой. Потом началась их тяжелая работа, которая продолжалась несколько дней.

У Иглу в это время были совсем другие приключения — он познакомился с пингвинами.

Толстые, пушистые и неповоротливые (на земле, но не в воде) они ужасно потешали терьера.

У Иглу не было никаких сомнений — изобилие пингвинов было создано для его игр.  😀 

И фокстерьер начал хватать птиц зубами за хвосты и встряхивать. Перебегая от одной жертвы к следующей. Радость его длилась очень недолго — пингвины так отшлепали нахального пса ластами, что Иглу стал обращаться с ними гораздо почтительнее.

Внимание Иглу было настолько поглощено пингвинами. что он совсем забыл про упряжных собак. Когда птицы ему поднадоели, он решил вернуться к хозяину. Однако фоксик еще совсем не имел опыта передвижения по скользкому насту — он разбежался…и проскользил прямо в середину одной из упряжек.

Раздалось рычание ездовых собак и отчаянный визг Иглу. Ричард и несколько полярников бросились наводить порядок в стае. Вытащили потрепанного Иглу. К счастью, его раны были не очень серьезными. Это случится позднее.

А ездовые собаки тянули снова и снова нагруженные оборудованием сани в лагерь, которому суждено было стать их домом на долгих два года в суровых условиях Антарктиды.

Когда упряжные собаки не работали, их приковывали цепями к клеткам в Собачьем лагере.

Иглу мог легко избегать ходить туда, но неугомонный песик то и дело ускользал от людей, чтобы проведать больших собак.

В таких случаях раздавался звон цепей, рычание и клацанье зубов. Если какому-нибудь псу удавалось задеть терьера своей мощной лапой, то над лагерем раздавался визг ужаса.

Люди моментально понимали, что происходит — с грохотом отодвигались стулья и мужчины бросались спасать любимого и вредного терьера от разъяренной стаи.

В своей книге «Иглу» Джейн Бреворт Уолден (Jane Brevoort Walden) написала, что по крайней мере полдюжины раз окровавленного Иглу приносили в лагерь и доктор зашивал ему раны.

Он становился потише. На время. Короткое. Потом в нем снова вспыхивал дьяволенок.

Экспедиция Ричарда Бэрда оказалась успешной. За два года работ в тяжелейших условиях Антарктиды они выполнили огромный объем работ.

Бэрд и Иглу возвратились домой национальными героями. В то время как большая часть почестей была для контр-адмирала Бэрда и других членов экспедиции, клуб Tail Waggers в Нью-Йорке вручил золотую медаль собаке-полярнику Иглу на большом банкете в конце июня 1930 года. (New York Times, 25 июня 1930 года).

Целый год Иглу сопровождал хозяина на всех парадах, выступлениях и банкетах. Но потом Ричард заметил, что пес начал заметно нервничать и уставать, находясь в толпе людей. Особенно, когда терял из виду своего хозяина.

Иглу вернулся домой к четверым детям Ричарда и прекрасно проводил с ними время. В следующие полярные экспедиции Бэрд уже не рисковал его брать.

В середине апреля 1931 года, когда Ричард Бэрд читал лекции в Спрингфилде (Иллинойс), он получил печальное известие, что его верный напарник Иглу тяжело заболел. Ричард отменил несколько лекций и поспешно вернулся в Бостон. Но когда он добрался до дома, Иглу уже умер в мучениях, предположительно отравившись крысиным ядом. Ричард Бэрд очень тяжело переживал утрату своего друга.

Иглу похоронили на специальном кладбище для домашних животных в Dedham, (Massachusetts). На его могильном памятнике написано: «Он был больше, чем просто другом.»

Когда Ричард Бэрд и его товарищи вернулись в Антарктиду в 1934 году, то они нашли в хижине маленький резиновый мячик с нарисованной мордочкой котенка, которым они играли прежде с Иглу три-четыре раза каждый день. Они молча смотрели на него и в глазах этих мужественных полярников были слезы. Уже никогда их веселый маленький друг не будет веселить их своими проделками…

Про удивительную дружбу знаменитого исследователя Арктики и Антарктики Ричарда Бэрда и его верного друга Иглу были написаны разные книги.

 

 

Знаменитый американский полярник Ричард Бэрд и его фокстерьер Иглу
5 (100%) 4 votes

Добавить комментарий