Анна Павлова, ее лебедь Джек и другие птицы

«Однажды я видела фею. Ее имя — Анна Павлова…»
(из детского сочинения)

«Она не танцует, а летает» (Сергей Дягилев)

Красота не терпит дилетантства. Служить ей – значит посвятить себя ей целиком. Без остатка!!! (Анна Павлова)
Она была божественной и хрупкой и плохо вписывалась в земные рамки…

Одна из величайших мировых балерин, которую в Европе прозвали «русским лебедем», Анна Павлова (1881–1931) навечно вошла в историю мирового балета и память миллионов поклонников, как олицетворение артистизма и страсти, безукоризненной техники и пластики танца, красоты и грации.

Ее танец «Умирающий лебедь» на музыку К. Сен-Санса, поставленный для прославленной балерины балетмейстером Михаилом Фокиным в 1907 г. , стал символом и гордостью русского классического балета во всем мире, а имя Анны Павловой стало легендой еще при жизни.

Вспомним эту необыкновенно талантливую танцовщицу, красивую, но очень одинокую женщину, жизнь которой оборвалась так нелепо и трагически рано.

Незаконнорожденная дочь прачки, покорившая весь мир своим гениальным искусством, Анна в своей жизни больше всего любила красоту, танец и природу во всех ее проявлениях. А ее особой страстью были птицы. Особенно лебеди. Эти величавые птицы сопровождали балерину до последнего часа.

Павлова была примой императорского Мариинского театра в Санкт-Петербурге (1899–1913), участвовала в знаменитых «Русских сезонах» С. П. Дягилева в Париже. А с 1908 года с неизменным успехом гастролировала за рубежом. В 1910 Павлова создала собственную небольшую труппу, которая с триумфальным успехом выступала во многих странах мира: «Всюду наши гастроли приветствовали как откровения нового искусства…» (Анна Павлова)

Балерина Тамара Карсавина, которая выступала на одной сцене с Павловой и была ее соперницей вспоминала: «…многие балерины удовлетворяются тем, что нравятся публике блеском и бравурностью исполнения. Павлова же завоевывала сердца своей неподражаемой грацией, утонченностью, каким-то не поддающимся описанию волшебством, какой-то одухотворенностью, присущей только ей одной……много говорилось об особой плавности движений ее рук. Это было индивидуальной особенностью ее дарования, единственного в своем роде. Она пользовалась этим даром, так же как и всеми другими своими приемами, подчиняясь тому внутреннему чутью, которое руководило ею в ее изумительном исполнении.»

Портреты Павловой красовались даже на городских автобусах, а фарфоровые статуэтки и фотографии балерины продавались буквально на каждом углу.

В те времена понятие «танцовщица» не совпадало с почетным званием «балерина»

Анне Павловой был присвоен титул «балерина», которым в двадцатые годы награждались только самые выдающиеся танцовщицы. Только пять выпускниц, в России того времени, получили это почетное звание. 

«Это была очень тоненькая девушка, ростом немного выше среднего. У нее была чарующая улыбка и красивые чуть грустные глаза; длинные, стройные, очень красивые ноги с необыкновенно высоким подъемом; фигура изящная, хрупкая и такая воздушная, что, казалось, она вот-вот оторвется от земли и улетит.» — так вспоминал Анну один из танцовщиков.

Как-то во время гастролей в Стокгольме, сам король Оскар приходил смотреть Павлову каждый вечер, а потом лично вручил ей шведский орден «За заслуги перед искусством.»

Восторженные толпы провожали балерину после спектаклей и часами не хотели уходить от ее отеля. «Долго, долго толпа не хотела расходиться… Растроганная до глубины души, я обратилась к своей горничной, спрашивая: «Чем я так очаровала их?»
— Сударыня, — ответила она, — вы подарили им минуту счастья, дав им на миг позабыть свои заботы.
Я не забуду этого ответа… С этого дня мое искусство получило для меня смысл и значение».

Король Испании на протяжении многих лет посылал букеты к каждому выступлению Павловой, вне зависимости от того, где она в тот момент выступала.

Павлова никогда не состояла официально в браке и у нее не было детей. Она сильно уставала во время постоянных и интенсивных гастролей.

«Теперь я хочу ответить на вопрос, который мне часто предлагают: почему я не выхожу замуж. Ответ очень простой. Истинная артистка подобно монахине, не вправе вести жизнь, желанную для большинства женщин. Она не может обременять себя заботами о семье и о хозяйстве и не должна требовать от жизни тихого семейного счастья, которое дается большинству.
Я вижу, что жизнь моя представляет собой единое целое. Преследовать безостановочно одну и ту же цель — в этом тайна успеха. А что такое успех? Мне кажется, он не в аплодисментах толпы, а скорее в том удовлетворении, которое получаешь от приближения к совершенству. Когда-то я думала, что успех — это счастье. Я ошибалась. Счастье — мотылек, который чарует на миг и улетает».

Павлова не любила светские сборища. Даже в свободное от выступлений время Анна была сконцентрирована на обдумывании своих будущих ролей.

На пике своей карьеры в «Русском балете Дягилева» Анна купила в 1912 году красивый особняк «Айви-хаус» (Ivy House) в Хэмпстед-Хит, лесопарковой зоне на севере Лондона. 

Именно там великая балерина любила проводить все свое свободное время. 

Анна устроила там изумительный по красоте сад и настоящее лебединое озеро.

Каждый день Павлова наблюдала, как плавали по озеру белоснежные птицы и вспоминала свою звездную роль в балете «Лебединое озеро». 
Балерина любила подкармливать лебедей и разговаривать с птицами. Невероятно, но сохранилась запись, в которой Анна Павлова общается со своими лебедями, и мы даже можем услышать ее живой голос!

Один из лебедей по имени Джек настолько привязался к танцовщице, что позволял обнимать и гладить себя, ужасно скучал, когда Анна уезжала со своей труппой на гастроли и всегда встречал ее восторженными криками.

И это полное доверие было просто поразительно, поскольку лебеди-шипуны обычно очень недоверчиво и сдержанно относятся к людям.

К счастью, мы можем сегодня увидеть историю их мистической дружбы. В 1927 году Виктор Дандре, гражданский муж, покровитель и спонсор Анны Павловой, пригласил в Айви-хаус  известного  британского фотографа Джеймса Лафайетта для фотосессии с Джеком. 

Анна признавалась, что использовала свои наблюдения за птицами для создания образа умирающего лебедя.

Причем Михаил Фокин вначале придумал хореографическую миниатюру на музыку Сен-Санса всего за несколько минут, где лебедь «плыл по небу»,

однако Павлова превратила номер в  трагические 130 секунд гибели раненой птицы, которая из последних сил рвется, теряет высоту и борется за свою ускользающую жизнь. А на знаменитой белоснежной пачке, отороченной перьями, засияла «рана» — кровавая рубиновая брошь.

И танец этот превратился в бессмертный шедевр, который смотришь до самого конца не дыша. И каждый раз ждешь, что лебедь не взмахнет в последний раз крылом в предсмертной агонии,

а соберет силы и поднимется в свободное небо…Но нет…

Сен-Санс, увидев лебедя Павловой, сказал ей: «Мадам, благодаря вам я понял, что написал восхитительную музыку!»

Помимо лебедей в саду у Анны жили изящные фламинго и павлины,

а на чердаке ее дома располагалась голубятня, в которой она сама любила «поворковать.»

В саду также был сооружен авиарий, в котором содержались самые разные мелкие диковинные птицы, привезенные Анной Павловной из ее многочисленных зарубежных гастролей. Из турне по Австралии Анна Павлова отправила в Лондон закупленную там партию из 120 экзотических птиц.

Иногда балерина привозила из-за границы необычные цветы и пыталась их выращивать в своем саду. Правильно говорят опытные садовники, что в цветущем саду невозможно чувствовать себя несчастной.

Анна вообще любила животных, как-то по-настоящему «чувствовала» их.

В ее доме жили бульдоги и кошки и каждое животное всегда было окружено заботой.

Прежде чем уехать в очередное длительное мировое турне, Анна Павловна обходила все комнаты своего дома, где прощалась с самыми для нее важными и любимыми предметами, а затем спускалась в сад, обходила всех птиц и лично прощалась с каждой. Этот ритуал она никогда не нарушала.

За блестящими выступлениями Павловой скрывался тяжелый труд на износ.

Вот, например, перечень выступлений труппы Анны Павловой в США в декабре 1914 года: 31 спектакль в разных городах — от Цинциннати до Чикаго, и ни одного дня отдыха. Такая же картина и в Нидерландах в декабре 1927 года: ежедневные спектакли в разных городах — от Роттердама до Гронингена. И лишь один день отдыха — 31 декабря. За 22 года бесконечных турне Павлова проехала на поезде более полумиллиона километров, по приблизительным подсчетам, она дала около 9 тысяч спектаклей в более чем 40 странах, выступая по 8-9 раз в неделю.

Был период, когда итальянский мастер Нинолини изготовлял для Анны Павловой в год в среднем две тысячи пар балетных туфель, и ей их едва хватало.

Ей часто приходилось было выходить на сцену с температурой, растянутыми связкамиа однажды во время гастролей в США балерина исполнила свою партию даже со сломанной ногой! 

Анна Павлова думала о родной стране и не была безучастна к тяжелому положению в России. Балерина присылала посылки в трудные послереволюционные годы учащимся Петербургской балетной школы, переводила крупные денежные средства голодающим Поволжья, устраивала благотворительные спектакли с целью поддержать бедствующих на родине.

Именно Виктор Дандре старался выжать все возможное из мировой славы балерины, организуя бесконечные и весьма напряженные гастроли, не щадя ее здоровья. В конечном счете непосильная нагрузка и привела, видимо, к ее физическому и психическому истощению и безвременной смерти…

Анну много раз убеждали взять отпускотдохнуть. Ответ Анны осенью 1930 года оказался пророческим: «Если у меня нет времени жить, то уж умирать я должна на ходу, на ногах»

Анна Павлова скончалась от острого плеврита и заражения крови, занесенного недостаточно хорошо продезинфицированной дренажной трубкой, в Гааге во время гастролей 23 января 1931 года.

Великая балерина не успела дожить неделю до своего 50-летия.

«Счастье — мотылек, который чарует на миг и улетает…»

Похоронили её в костюме Лебедя, как гласит легенда, по просьбе самой балерины.

Известно, что гостиничный номер в Гааге, где скончалась русская балеринадирекция никогда больше никому не сдавала…

А в городском театре еще много лет в годовщину смерти Павловой шел необычный спектакль: поднимался занавес, звучала музыка Сен-Санса, а по пустой сцене двигался, следуя за движениями невидимой танцовщицы, лишь одинокий луч прожектора. Публика в эти дни наблюдала за танцем-фантомом стоя и в полном молчании.

Русская колония в Париже хотела, чтобы Павлову похоронили на кладбище Пер-Лашез, где ей можно было бы поставить прекрасный памятник. Но Дандре высказался за то, чтобы Анну кремировали. Во время гастролей в Индии она была зачарована индийскими погребальными церемониями, во время которых тело усопшего сжигается на погребальном костре. Она заметила близким, что хотела бы, чтобы ее кремировали. «Так позже будет легче возвратить мой прах в дорогую Россию», — будто бы сказала она.

Похоронена Павлова была в городе, где ее так и не дождались ее обожаемые лебеди и другие птицы и питомцы..

Урна с прахом Анны Павловой находится в колумбарии Голдерс Грин в Лондоне. По одну сторону урны – статуэтка балерины, а по другую – фигурка бессмертного лебедя.

В честь «Русского Лебедя», голландцы, славящиеся своими цветами, вывели особый сорт белоснежных тюльпанов и назвали их «Анна Павлова.»


Примечание. В этой статье использованы фотоматериалы из открытых источников в интернете, все права принадлежат их авторам, если вы считаете, что публикация какой-либо фотографии нарушает ваши права, пожалуйста, свяжитесь со мной при помощи формы в разделе контакты, фотография будет немедленно удалена.

 

Анна Павлова, ее лебедь Джек и другие птицы
5 (100%) 5 votes

Добавить комментарий