Как героически спасали Московский зоопарк в годы Великой Отечественной войны

«Все, что мы называем героической доблестью и чем восхищаемся как величием и возвышенностью духа, есть не что иное, как спокойная и твердо обоснованная гордость и самоуважение…» (Дэвид Юм)

«Я думаю, что уважение к героям, в различные эпохи проявляющееся различным способом, является душой общественных отношений между людьми и что способ выражения этого уважения служит истинным масштабом нормальности или ненормальности господствующих на свете отношений.»

(Томас Карлейль)

В канун 73 годовщины Победы в Великой Отечественной войне вспомним сегодня героический подвиг сотрудников Московского зоопарка, которые не только спасали животных, но и поднимали дух военнослужащим и мирным жителям в те страшные годы.

Московский зоопарк, официальная история которого начинается с 1864 года, всегда был любимым местом посещений у москвичей и гостей столицы. 

Перед началом Великой Отечественной войны зоопарк переживал период расцвета и его коллекция стала лучшей в стране.

Наиболее любимы у посетителей зоосада были слоны, особенно великан Шанго, бегемоты, тапир, красавец жираф Вилли, шимпанзе. Кроме того было несколько видов антилоп, оленей, большая коллекция птиц и многие другие виды животных.

Зоопарк стал крупным научным и просветительским центром и его работа была тесно взаимосвязана с исследованиями Московского университета, зоомузея, Дарвиновского музея, всех ученых обществ, связанных с биологией и сельским хозяйством, и даже любительских зоологических организаций.

Начала функционировать новая территория, на которой посетители могли увидеть животных не в клетках, а в больших вольерах. Были построены Остров зверей и Турья горка. Активно пополнялась коллекция зоопарка — особо популярные у публики виды:  слоны, бегемоты, обезьяны, львы и тигры прибывали из других стран.

К началу Великой Отечественной войны в коллекцию животных Московского зоопарка входило 5710 экземпляров 425 видов млекопитающих, птиц, пресмыкающихся, земноводных и рыб.

Война жестоко оборвала все мирные планы на будущее…

Чтобы люди не сломались и не сошли с ума от скорби и страха, все эти страшные годы нечеловеческих испытаний музыканты и артисты выходили на сцены и старались своим творчеством поднять дух и веру в победу. Многие столичные музеи и зоопарк также не прекращали работу во время войны. 

Московский зоопарк бесплатно и без выходных принимал посетителей всю войну —  с 1941 по 1945 год его посетили более 4 миллионов человек, из них около миллиона бойцов и командиров Красной армии.

Из 750 сотрудников в военном зоопарке остались 225, в основном женщины, а мужчины ушли на фронт, многие из них погибли.

Большинство повседневных работ по-прежнему оставались «мужскими», физически тяжелыми или опасными для жизни, как работа с хищниками и благоустройство вольеров. Лютые морозы военных лет, разруха, бомбежки, нервная жизнь с постоянными переселениями животных превратили мирное «благоустройство» зоопарка в бесконечный ремонт и борьбу за жизнь питомцев. 

Директором зоопарка в годы войны был Трофим Ермолаевич Бурделев – ученый-ветеринар, доцент Зооветинститута. Он оставил о себе очень хорошие воспоминания — решительный, волевой и надежный человек, талантливый организатор, прекрасный специалист. Именно такой руководитель был нужен зоопарку в трудное военное время.

С первых же дней войны коллектив зоопарка перестроил работу на военный лад.

Спасение животных, безусловно, стало главным приоритетом для работниц зоопарка. Однако потери были велики.

На экстренном совещании директором зоопарка Трофимом Бурделевым было решено отправить наиболее ценных животных — таких, как амурский тигр, ирбис, павиан гамадрил, рысь, лев, пума и другие, — в Свердловский и Сталинградский зоопарки и в Кавказский заповедник.

С группой животных, которая была эвакуирована в Свердловский зоопарк в эвакуации работала, а осенью 1944 года транспортировала выживших зверей обратно в Москву В. В. Чаплина (которая выкормила львицу Кинули у себя в коммуналке).

Группа животных добралась до Свердловска в полном составе. Был составлен приемно-сдаточный акт, в котором значилось, что африканский слон Нона, носорог Нури, антилопа гну Мурка, сибирский козерог Васька, тигролев Цезарь, аравийские леопарды Васька и Маруська, шимпанзе Мориц и другие животные успешно добрались до пункта назначения.

Однако страшные военные условия не позволили сохранить всех животных — погибли слон, носорог и некоторые крупные кошки. А бедняга Мориц подхватил в дороге пневмонию и так не оправился от нее.

За часть коллекции, отправленной в Сталинград, отвечал зоолог Михаил Колесников, который погиб на фронте и никаких данных о выживших животных не сохранилось.

Лишь часть питомцев зоопарка эвакуировали в другие города, но большинство было просто невозможно вывезти быстро и они остались на Пресне.

Сотрудники Московского зоопарка не любят вспоминать об этом, но после первых бомбежек правительство выпустило приказ об обязательной ликвидации самых опасных животных. После обстрелов и обрушения зданий зоосада опасные хищники и ядовитые змеи могли вырваться на улицы города и представлять опасность для москвичей.

«Этот приказ был выполнен, но явно не в предполагаемых объемах, — рассказала экскурсовод зоопарка Елена Лысогорская. — В зоопарке все же работают люди, которые любят животных. Я думаю, они просто пожалели своих питомцев и не выполнили приказа.»

Из наиболее крупных хищников в зоопарке остались лишь совершенно ручная львица по кличке Кинули и первый родившийся в зоопарке белый медвежонок по кличке Сынок.

Заведующая секцией крупных млекопитающих Мирдза Крумина вспоминала, что она и ее коллеги жили в зоопарке на казарменном положении, а спали прямо на полу в своих кабинетах. Эти героические женщины падали от голода и усталости в обмороки, но продолжали спасать животных.

Главную опасность для животных представляли бомбежки. Сотрудники зоопарка маскировали территорию от налетов авиации: делали светомаскировку на окна, надевали колпачки на печные трубы, засыпали чердаки песком, а деревянные части построек покрывали огнеупорным раствором.

Зоопарк дважды оказался под обстрелом – в ночь с 22 на 23 июля 1941 года и с 4 на 5 января 1942 года.

Работники зоопарка бесстрашно защищали животных, гасили зажигательные бомбы, дежурили в зоопарке дни и ночи. Однажды во время налета на Москву на территорию зоопарка было сброшено более 500 зажигательных бомб и более 10 фугасных. Зимой от разрыва фугасной бомбы загорелся слоновник. Окна в помещении выгорели. Сотрудники принесли из дома ткани и занавешивали ими оконные проемы. 

Из воспоминаний секретаря парткома зоопарка: «Я вдруг услышал взрывы фугасных бомб. Одновременно было сброшено много зажигательных бомб. Когда я вышел из помещения, то увидел такую картину: весь львятник и обезьянник были в дыму и огне… Зажигалки пробили крышу и попали в помещение, где находилась человекообразная обезьяна по кличке Парис. Обезьяна была чрезвычайно напугана, рвала дверь, бросалась на решетку… Погибла комендант зоопарка Данилова, которая бежала к телефонной будке, чтобы сообщить о бомбежке. Ее убило фугасной бомбой.»

Снаряды угодили прямо в здание для копытных, расположенное на новой территории. Все сначала подумали, что животные погибли, но, к счастью, они уцелели. Их вывели из пылающего помещения сотрудники зоопарка. Во время атаки зажигательными бомбами зоологи находились неотлучно около своих подопечных. 

Несмотря на пожары во время налетов вражеской авиации, на ряд смертных случаев и ранений людей, животные и основные материальные ценности были спасены.

За проявленный героизм во время налётов 43 сотрудника зоопарка были награждены медалью «За оборону Москвы».

Даже в суровые дни октября-ноября 1941 года зоопарк не прекращал своей деятельности и не закрывался для посетителей.

Удивительно, что во время этих страшных событий сотрудники зоопарка еще успевали замечать, кто из животных как реагирует на необычную ситуацию.

П.А. Петряев писал в своих воспоминаниях не только о самих налетах и действиях людей, но и о животных. Например, хищники относились к налетам достаточно спокойно. Очень пугались и метались в своих помещениях копытные – олени, лани, дикие козы и бараны, некоторые даже получали травмы. Крупные копытные – бантенги, гаялы, зебу, яки – боялись меньше. Еще спокойнее вели себя слоны. Когда во время летнего налета в Слоновник попала зажигательная бомба и горела крыша, слоны сами вышли оттуда на горку, зашли в ров с водой и поливали себя из хобота.

Рассказывают, что один слон Шанго даже помог потушить зажигательную бомбу, этот сюжет был отображен в картине В.В. Трофимова. Крупные хищные птицы вообще не обращали внимания на стрельбу и огонь.

Новая территория зоопарка во время войны была закрыта для посетителей, хотя некоторые животные там оставались. На Острове зверей был устроен склад боеприпасов, все газоны использовались как огороды. Посреди современного Детского зоопарка стояла зенитная батарея.

Всех животных с Острова зверей необходимо было удалить. Амурских тигров эвакуировали, а волков, гиен, медведей перевели на Старую территорию в наружные клетки Львятника».

Сотрудницы тех лет в своих воспоминаниях писали, что как-то попросили военных помочь с переводом оленя в другой вольер — первый был разрушен. Но солдаты, несмотря на имеющуюся любимицу Зойку, отказались — испугались ветвистых рогов рассерженного зверя. Пришлось «слабым» женщинам справляться самим с помощью целой системы веревок.

Неожиданно сотрудники столкнулись с новой напастью — срочно пришлось спасать птиц, живущих на центральном пруду. Только не от вражеских сил, а от москвичей, которые в приступе голода были готовы съесть все живое. По воспоминаниям работника зоопарка Соломона Львовича Перешкольника, бывшего тогда ребенком, в городе не осталось ни голубей, ни воробьев, ни уток, ни крыс — все живое в городе было тщательно подъедено. Сотрудники же зоопарка, напротив, недоедали сами, стараясь накормить своих подопечных.

В июне 1942 года пришлось переселить с новой территории на старую лебедей-шипунов, кликунов и тундровых и перегоняли их прямо по улице, поэтому на некоторое время движение по Большой Грузинской пришлось перекрыть.

Птиц до победы бережно скрывали в закрытых помещениях.

Зимой 1941 года на Острове зверей осталась только одна бурая медведица Зойка, которая залегла в самостоятельно вырытую берлогу, так что сотрудники не стали ее беспокоить. Г.Г. Богданович, зав. секцией хищных млекопитающих: «Весной Зойка вышла. Военным понравилась спокойная медведица, проделывавшая веселые «номера», выпрашивающая угощение. А Зойка привыкла к ним, узнавала голоса и сразу подходила на зов». Так и прожила Зойка всю войну на Острове зверей, дождавшись возвращения со Старой территории самца Шалуна»

Сотрудницам зоопарка приходилось экономить деньги, искать полноценные заменители дефицитных кормов, работать с посетителями.

Огромной проблемой было прокормить животных.

Газоны и палисадники использовались под огороды. Сено зоологи также заготавливали сами, иногда рискуя своими жизнями: во время боев под Москвой сотрудники зоопарка вывозили с полей сено буквально под обстрелом. Летом косили траву на городских бульварах, в пригородных парках и хозяйствах. Большие заготовки сена – сотни тонн – были сделаны в Химках и Конобееве. Сена в военные годы эти удивительные женщины умудрились заготовить в таком количестве, что впервые за 80 лет существования животные не знали в нем недостатка.

Хищников кормили мясом павших лошадей. Но сначала нужно было понять, не вредна ли трупная конина для животных. В добыче мяса для зверей были задействованы все ветеринарные учреждения, которые сообщали зоологам о павших лошадях, чтобы те смогли приехать и забрать их. Выручали и представители высшего комсостава, даже генералы, которые посещали зоопарк и были наслышаны о проблеме пропитания животных: они присылали с фронта на попутных машинах убитых лошадей.

Огромной проблемой было отопление зоопарка в жестокие морозы. Многие теплолюбивые животные, особенно обезьяны и змеи, которые должны жить при постоянной высокой температуре. Тепло приходилось экономить: террариуму досталось круглосуточное отопление, а обезьянам только дневное.

В одну из бомбежек из здания террариума вылетели стекла, гады расползлись по территории и замерзли. Немногих найденышей сотрудницам пришлось отогревать за пазухой, а ведь некоторые были ядовиты.

Многие млекопитающие были вынуждены жить в мороз, щели в их вольерах затыкали всеми подручными тряпками. 

Зимой 1941-го, весь 1942 и 1943 годы сотрудницы зоопарка заготовляли дрова для отопления, вырубая больные деревья в самом зоопарке и в Измайлове. Приходилось разгружать дрова на пристанях и складах, перевозить их в зоопарк, пилить, колоть и т.д. В этой работе принимали участие и специалисты, и работники дирекции. Мало того, зоопарк выделял людей и на заготовку дров для нужд города. Ремонтировали зоопарк после обстрелов и пожаров своими силами. 

Лишился зоопарк и своего автобуса, который был предназначен для выездных лекций, — его забрали для нужд армии. Пришлось устраивать демонстрацию животных в лектории. А затем в работе секции был двухлетний перерыв. Возобновилась ее работа лишь в 1943 году — за отсутствием машины животные вывозились на гужевом транспорте. Ездили в госпитали, чтобы раненные в бою люди тоже смогли ощутить радость от общения с животными.

За военные годы в порядке выполнения оборонного задания сотрудниками зоопарка было разведено свыше 3 миллионов белых мышей. Это позволило изготовить более 20 млн. человеко-доз вакцины против сыпного тифа. 

Сотрудники зоопарка вырастили и сдали для подсобных хозяйств и граждан Москвы 250 тыс. цыплят. При больших хозяйственных трудностях военного времени зоопарк сдал в доход государству около 3 млн. рублей.

219 сотрудников зоопарка приняли участие в строительстве оборонительных рубежей Москвы. 

Сотрудники зоопарка не только героически трудились на рабочих местах. Как и вся страна, они еще многое делали для фронта, для наших бойцов и уже освобожденных районов: собирали деньги и теплые вещи для пострадавшего населения, книги и игрушки для детей.

Зоопарк взял шефство над соседней школой № 134 и одной из палат ближайшего военного госпиталя. Выделяли людей, хотя и самим рабочих рук не хватало, на сбор металлолома для военных заводов, на лесозаготовки, овощебазы, – в общем, участвовали во всех делах, которые могли помочь фронту и тылу. Были собраны средства на танк.

В 1943 году в семействе бегемотов произошло радостное событие: на свет появился маленький бегемотик, которого назвали Август.

Кроме этого, родились малыши у павианов сфинксов, у собак динго и енотовидных собак.

 В 1944–1945 гг. В Московский зоопарк начали поступать новые животные по репарации из сохранившихся зверинцев и животные-подарки (главным образом от военных и полярников). Из подмосковных лесов люди приносили детенышей зверей и птиц. Малышей выкармливали на Площадке молодняка, а затем передавали на экспозицию».

В 1945 году началась целенаправленная закупка животных из Новосибирска, Кирова, Чкалова, Свердловска. Лев, волки, верблюды, шакалы, обезьяны, леопард и другие виды отметили новоселье в восстановленных вольерах столичного зоопарка.

После Великой Отечественной войны из Германии в зоопарк был привезен военный трофей — миссисипский аллигатор по кличке Сатурн, принадлежавший (по слухам, хотя этому факту нет документальных подтверждений) лично Гитлеру. Крокодилы живут более 100 лет, поэтому Сатурн и поныне обитает в Московском зоопарке.

Однажды летом, когда Сатурн находился в открытом водоеме, компания хулиганов стала бросать в него бутылки. Сатурна ранили в голову, и ему потребовалась помощь ветеринара. Сейчас он живет в застекленном боксе.

7 октября 2006 года на здании Образовательного центра Московского зоопарка была открыта мемориальная доска артиллерийскому полку 8-ой Краснопресненской дивизии Народного ополчения г. Москвы, формировавшейся в июне 1941 года. В полк вошли рабочие «Трёхгорки», сахарного завода, музыканты Московской консерватории, актёры, «писательская рота», свыше тысячи студентов, преподавателей и сотрудников МГУ и более 400 работников зоопарка.

В 2019 году Московский зоопарк отметит свой 155 юбилей.

И когда вы снова приедете в наш любимый Московский зоопарк, который сейчас активно развивается и реконструируется и хорошеет, я надеюсь, вы другими глазами будете смотреть на каждое животное и птицу и вспомните потрясающий подвиг сотрудников зоопарка, сохранивших его для нас.

И расскажете своим детям — это невозможно забыть. Иначе мы будем недостойны своих предков.

 

 

Как героически спасали Московский зоопарк в годы Великой Отечественной войны
4.9 (98.18%) 11 votes

Добавить комментарий