Животные-зоотерапевты должны иметь право выбора

Хочу поделиться с вами интересной информацией, которую я прочитала в статье 

Екатерины Кастрицкой — психолога, специалиста по анималотерапии (зоотерапии), консультанта по поведению животных.

Суть статьи сводится к тому, что животные-зоотерапевты (будь то дельфины, собаки, кошки и т. д.) могут максимально эффективно лечить людей только по принципу свободного сотрудничества, а не принуждения.

У животного должно быть реальное право прервать сеанс и отдохнуть, иначе наступает эмоциональное «выгорание», когда животное уже не в состоянии принести взрослому или ребенку с проблемами никакой реальной пользы, а у него самого начинают накапливаться серьезные проблемы со здоровьем.

Екатерина пишет про анималотерапию, как о реально работающем чуде. Только организован этот процесс должен быть грамотно, эффективно и без принуждения, как для пациентов-людей, так и для «докторов» животных.

Приводит пример канистерапии: группа подростков, у которых накопились серьезные проблемы в общении в школе и дома, помогали дрессировать и социализировать отказных собак, которых спасли прямо перед эвтаназией. Постепенно, даже не замечая этого, дети начинали оттаивать, заводить друзей и учиться жить в нашем сложном обществе.

Главная особенность занятий заключалась в том, что на них считался приемлемым только метод положительного подкрепления,  как в отношении собак, так в отношении детей. Только таким образом можно было вернуть веру и детям и собакам, что в мире существует не одно только зло.

Собирая материал для магистерской работы Екатерина изучала процессы анималотерапии в дельфинарии, трех иппотерапевтических клубах с совершенно разными методиками, кинологическом центре и даже наблюдала, как лечат птицы, кролики и мыши.

Первоначальная эйфория от того, что лечение животными действительно помогает людям с серьезными проблемами со здоровьем, сменилась сомнениями о том, не являются ли некоторые курсы слишком затратными, причем не только для людей, но и для животных.

Основной критике подверглось лечение дельфинами. И я не раз уже встречала сходную точку зрения и у зарубежных зоопсихологов — довольно жестокое это дело по отношению к дельфинам.

На самом деле, дельфины, которые ориентируются с помощью эхолокации, просто не приспособлены к жизни в закрытых пространствах дельфинариев. Хлорированная вода в бассейне — это далеко не то же самое, что вода в океане. Но самое главное — дельфины по интеллекту и спектру чувств практически не уступают человеку. Да, они реально помогают людям, но этот процесс можно сравнить только с принуждением. А значит он не является максимально эффективным. Жизнь дельфинов в таких центрах, мягко говоря, не комфортная.

При этом дельфинотерапия является очень затратным методом лечения для людей. Далеко не все могут себе позволить. При этом занятия с другими животными дают не менее заметный результат.

Гораздо проще заниматься с лошадьми (иппотерапия) и собаками (канистерапия), поскольку эти животные могут получать удовольствие от общения и занятий с людьми. Причем максимальный эффект достигается только тогда, когда удовольствие у животного и человека является обоюдным.

Как пишет Кастрицкая: «Но для этого нужно одно непременное условие. У зверя должен быть выбор – возможность уходить из контакта и возвращаться. В любой момент. Тогда, когда ему это нужно. Почему это лучше для животных – понятно. Общение не просто ради общения, а с терапевтической целью – дело напряженное и ужасное энергозатратное: даже у людей, которые работают в этой сфере, существует лимит, у каждого свой. При его превышении происходит то, что называется выгоранием. Очень неприятная штука. Если это случается – дальше пользы клиенту никакой, а терапевту, будь он двуногий или четвероногий – один вред, тут уж ему самому лечиться впору. Но люди отвечают за себя сами, ибо могут принимать решения. А животные сказать о том, что дошли до предела, могут только одним способом – выйдя из контакта.»
Далее Екатерина подчеркивает, что лечение со стороны человека тоже не должно быть по принуждению, а только по осознанному желанию общаться с животным.
Главное в процессе анималотерапии — это именно психическая составляющая.
«Почему анималотерапия эффективна? Физиологический эффект от верховой езды я в расчет не беру: общение детей, болеющих детским церебральным параличом, с собаками дает тот же результат, а иногда и лучший, хотя на собаках, как понимаете, верхом не ездят. Значит, дело не в верховой езде самой по себе, во всяком случае, она не главная составляющая. Главную роль здесь стоит отвести тому, что называется «психо,» — считает Кастрицкая.
Детям с проблемами гораздо проще общаться с животными. Животные принимают человека таким, какой он есть (вне зависимости от его внешности, денег, положения в обществе, религиозных и политических воззрений). Больным детям (да и взрослым) очень нужна эмпатия — способность к сопереживанию (не жалость, а умение понять и разделить ваши актуальные чувства).
Ответ животного будет однозначно зависеть от правильности поведения человека. Ответ этот будет абсолютно честным и не искаженным социальными условностями. У животных нет «натянутых улыбок» и «двойного дна». Если ваши действия приятны собаке — она будет улыбаться, вилять хвостом и эффективно изменять психическое состояние своего пациента к лучшему. Но если действия человека обученной собаке неприятны — она должна иметь возможность выйти из контакта и отойти. Конечно при этом еще очень важен правильный подбор и тренировки животных-психотерапевтов, которые не должны кусаться и приносить человеку вред. 
Очень важно, что человек может исправить ошибки в общении, и тогда животное не отстранится снова, а вернется к своему пациенту.
«Но даже если они отстраняются, у них достает мудрости вернуться, то есть они могут вынести негатив с вашей стороны и при этом не разрушиться, не бросить вас и не объявить законченным негодяем. Вы можете ошибаться – и исправлять ошибку, и вас принимают снова.» — считает Екатерина.
 

«Именно поэтому в серьезных организациях очень тщательно отбирают лошадей и собак, очень долго готовят и всячески заботятся об их эмоциональное благополучии, давая возможность выбора и отдыха. Не только ради гуманизма, как можно подумать (хотя без этого и никуда), но и ради банальной эффективности.»

Животные-зоотерапевты должны иметь право выбора
5 (100%) 4 votes

Добавить комментарий