Умер великий кинорежиссер. Милош Форман и спасение верблюда

В субботу мир узнал очень горестную новость — умер великий чешский кинорежиссер  Милош Форман. Мастер скончался в пятницу 13 апреля на 87 году жизни.

Форман стал известен у себя на родине, сняв ряд фильмов, выигравших несколько наград европейских фестивалей. В 1968 году режиссер эмигрировал в США после ввода советских танков в Чехословакию и быстро стал одним из ярчайших голливудских постановщиков. 

Милош Форман оставил после себя колоссальное культурное наследие. Почти каждый его фильм становился вехой в развитии мирового кинематографа. Форман — обладатель двух премий «Оскар», трех «Золотых глобусов», премий BAFTA и «Сезар».

Мне хотелось бы с огромной благодарностью вспомнить два фильма Милоша Формана, которые произвели на меня огромное впечатление — это  «Пролетая над гнездом кукушки» и «Амадей».

Я помню, как мои сокурсники и профессура с Географического факультета МГУ простаивали многочасовые очереди, чтобы только попасть на первые (в Москве) показы этих фильмов. Мертвая тишина стояла в кинозале до последней секунды. Мы выходили настолько оглушенные увиденным, что первое время даже ничего не хотелось обсуждать с друзьями из боязни повредить впечатления. Хотелось сначала как-то переварить и осмыслить все самой. Обсуждали потом — спорили взахлеб, и снова отстаивали часовые очереди, чтобы увидеть это чудо заново.

Все мы тогда сошлись во мнении, что кроме Формана только фильмы гениального Андрея Тарковского и Федерико Феллини оставили в нас тогда столь же заметный след.

Когда в России появилась возможность покупать кассеты с фильмами, я купила шедевры Формана в числе самых первых.

О чем бы ни пытался рассказывать Форман своим зрителям, все его фильмы так или иначе были сосредоточены на вечном антагонизме между человеком и системой.

Милош Форман получил мировую известность после драмы «Пролетая над гнездом кукушки» (англ. One Flew Over the Cuckoo’s Nest, 1975 год) — экранизации одноименного романа Кена Кизи, завоевавшей пять премий «Оскар», в том числе за лучшие фильм, режиссуру и сценарий, автором которого также выступил Форман.

Фильм, повествующий о драме в психиатрической клинике, снимался практически полностью в реальном отделении для душевнобольных больницы штата Орегон. 

Уничтожение психики людей, пытающихся бороться с бесчеловечной системой, и превращение их в безвольных рабов, стало настоящим криком Формана, который всем своим творчеством боролся за свободу, достоинство, разум и уникальность каждого человека.

Молодой актер Джек Николсон, фантастически сыгравший роль Рэндла Патрика Макмёрфи, стал одним из самых прославленных голливудских актеров.

Сняв «Пролетая над гнездом кукушки», Форман утвердился в качестве одного из важнейших режиссеров «новой волны» американского кинематографа 70-х.

Подобной картины уже было вполне достаточно для того, чтобы войти в историю мирового кинематографа, но талант Формана был настолько велик, что почти каждый его фильм становился шедевром. Правда одни называли его работы шедеврами, а другие люто ненавидели.

И второй потрясающий фильм Милоша Формана, за который режиссер получил «Оскар» в 1984 году, это «Амадей», поставленный по пьесе британского драматурга Питера Шеффера,
Это вольная интерпретация биографии гениального композитора Вольфганга Амадея Моцарта и его отношений с придворным венским композитором Антонио Сальери.

Пьеса Шеффера была написана под влиянием «маленькой трагедии» А. С. Пушкина «Моцарт и Сальери»

Картина получила восемь премий «Оскар». Четыре их них — за лучший фильм, режиссуру, сценарий и мужскую роль (Моцарта блистательно сыграл Том Халс). Остальные четыре статуэтки были вручены в технических номинациях: за дизайн костюмов, работу художника, грим и звук.

Фильм получил ещё 32 престижные награды и 13 номинаций.

Противостояние свободолюбивого и гениального от природы Моцарта и Сальери, добившегося славы и высокого положения в обществе благодаря тяжкому труду и смирению перед порядком. Гибель божественного дара и свободы творчества под гнетом серых посредственностей.

«А гений и злодейство — 
Две вещи несовместные.»

«Ты, Моцарт, недостоин сам себя.»

«Все говорят: нет правды на земле. 
Но правды нет – и выше.»  (А.С. Пушкин «Моцарт и Сальери»)


Ну, а теперь — ближе к «зверской» тематике нашего сайта. А при чем же здесь верблюд?

Да, была незабываемая встреча в жизни 13 летнего Яна Томаша Формана (это настоящее имя режиссера), которая так ярко запечатлелась в его памяти, что даже несколько заслонила жестокие события войны и трагическое детство.

Эту встречу Милош Форман подробно описал в своей книге «Круговорот», в главе «Мой двугорбый верблюд,» отрывки из которой будут далее приводиться синим курсивом.

В 8 лет мальчик остался круглым сиротой. Родители Милоша сгинули в концлагерях – отца замучили в Бухенвальде, а мать умерла от голода в Аушвице.

В начале мая 1945 года мальчик высунул голову из окна небольшой квартирки на территории газового завода на окраине Часлава. Перед глазами было бескрайнее поле, в котором…пасся двугорбый верблюд. Увидеть этакого зверя в военной Чехии было так же нереально, как и увидеть динозавра.

«Через несколько дней после того, как Гитлер покончил с собой в берлинском бункере, и вскоре после того, как Красная Армия прошла через Часлав, я выглянул из окна моего жилища на газовом заводе и увидел чудо не менее невероятное, чем факт окончания войны. Завод находился на окраине города, и из моего окна было видно ярко-зеленое поле, тянувшееся до самого горизонта.

На этом поле, спокойно пощипывая всходы пшеницы, стоял двугорбый верблюд.

За годы войны животное население области понесло значительный урон. Уже несколько месяцев я не видел свиней, собаки были роскошью, а тут под моим окном на зеленой пшенице паслось экзотическое животное из азиатских пустынь. Я поспешно натянул одежду и помчался на улицу, опасаясь, что это лишь мираж, но двугорбый верблюд оказался реальностью. Я осторожно подошел к нему. Казалось, присутствие людей совсем не волновало его, он по-прежнему щипал сладкую пшеницу, и я помчался за моим приятелем Карелом Бохницеком и парочкой других ребят. Мое открытие привело их в восторг. Откуда появилось экзотическое животное? Это было совершенно непостижимо. Однако позже мы выяснили, что причина была совсем простой.»

Как выяснилось позже, верблюд этот принадлежал ранее маленькому передвижному цирку, который следовал за деморализованными немецкими войсками с целью поднять их боевой дух. Конец войны застал цирк на окраине маленького чешского городка недалеко от Часлава. 

Чехи ждали 6 адовых лет. чтобы отомстить хотя бы каким-то немцам, но опасались нападать на отступающие войска вермахта. Они оказались достаточно смелыми, чтобы перебить цирковую труппу и всех животных. Для Формана было абсолютной загадкой, как верблюд ухитрился избежать смерти и удрать в поля.

Для мальчика мятежный верблюд стал буквально двугорбым голубем мира и единственным героем детства, который казался ему братом по несчастью.

Маленький Форман к тому времени уже был бродягой со стажем — кочевал с места на место почти два года. После смерти родителей он сменил не одну семью, и в 1945 году жил на заводском отшибе Часлова у друзей своих родителей. 

Милош быстро созвал своих друзей, которые были бойскаутами, и все оказались в полном восторге от двугорбой находки. Заодно придумали себе маленький подвиг — спасти верблюда и доставить зверя в ближайший зоосад.

Трудность заключалась в том, что ближайший зоосад находился в Праге, примерно в 80 километрах от Часлава, а вокруг царил полный хаос.

Дороги были всюду перекрыты красными патрулями, где-то всё ещё пытались просочиться домой солдаты вермахта, ползли телеги, освобождённые узники, рабочие, пленные, гремели грузовики, танки и тяжелая техника.

Мальчишки-скауты начали созваниваться с ребятами в соседних городах и планировать перемещение «корабля пустыни» в этом опасном для животного океане.

Решено было, что от Часлава до Кутной Горы верблюда волокут Форман и его друзья, там местные скауты поведут зверя до Колина, и так далее до самых ворот зоопарка.

Не хилая, надо сказать, миссия для истощенных войною мальчиков!

Верблюд оказался неблагодарной и упрямейшей скотиной — упирался и отказывался идти.

«Карел, еще два мальчика и я завязали веревку на шее верблюда и вытянули его с пшеничного поля. Это было непросто. Мы выбились из сил, выводя животное на главную дорогу, но, если ему на глаза попадался покрытый листьями куст, удержать его не было никакой возможности. Приходилось ждать, пока он не объест листву с нескольких веток, и только после этого был шанс сдвинуть его с места. Верблюд оказался не только сильным, но и упрямым. 

Мы протащили его до половины пути в Кутна-Гору, когда на горизонте показалась колонна русских грузовиков и танков. Мы хотели сойти с дороги, но эта тварь отказалась сдвинуться с места, хотя мы вчетвером навалились на нее всем весом.

Первым из русских, поравнявшихся с нами, был офицер на газике, русском «джипе». Он затормозил и несколько минут глазел на нас, так что мы здорово испугались, но верблюд не трогался с места, и постепенно за газиком стали скапливаться военные грузовики. Клаксоны ревели. Офицер вышел из машины. Я думал, что он поможет нам убрать животное с дороги, но ему пришла в голову идея получше. Он вытащил револьвер и прицелился в голову верблюда.

Я не представлял себе, что мы сможем напрячься больше, чем уже напрягались, но оружие обладает удивительным свойством — оно способствует настоящему взрыву сил. Почти в истерике мы снова стали толкать верблюда, крутить ему хвост, бить его кулаками, дико кричать, но это не помогало. Верблюд просто отклонился назад и продолжал жевать что-то посередине дороги, и тогда Карел бросился на колени перед русским офицером, умоляя его не стрелять. Долгое время наши усилия не производили впечатления ни на верблюда, ни на русского, но потом неожиданно верблюд издал какой-то странный звук, и из него вылетел комок зеленой жвачки. Струя густой и вонючей жидкости полилась мне прямо на голову.

Целую неделю я не мог прийти в себя после верблюжьей рвоты, но это не имело никакого значения. Главным было то, что русский офицер ухмыльнулся и спрятал револьвер, а бесстрастное животное тоже внезапно ожило и позволило нам увести себя с дороги.»

С огромными трудностями, распугивая лошадей, продираясь между техникой, мальчики дотянули верблюда до Кутна-Горы и передали следующей группе бойскаутов. 

«В мае 1945 года образ этого чуда, этого экзотического животного, появившегося под моими окнами, неизвестно откуда взявшегося, этого вестника окончания войны, моего двугорбого голубя мира, полностью затмил для меня настоящие исторические события.»

Милош Форман так и не узнал, удалось ли довести верблюда до Пражского зоопарка. Но он хотя бы попробовал. Все тот же бунт, все то же абсурдное и прекрасное противостояние.

Его фильмы бесценны, поскольку дарят нам горячую частичку его духа. Когда нам ничего уже пробовать не хочется.


 

«Нас мало избранных, счастливцев праздных, 
Пренебрегающих презренной пользой, 
Единого, прекрасного жрецов.» 

(А.С. Пушкин «Моцарт и Сальери»)

Умер великий кинорежиссер. Милош Форман и спасение верблюда
5 (100%) 5 votes

Добавить комментарий