Черный кот — символ Парижа, искусства и богемы

«Прохожий, стой!…

Сие строение, покровителем которого

является Черный  Кот,

посвящено Музам и удовольствию.

Прохожий, будь современным человеком!»

Если Вам посчастливилось побывать в столице Франции, то наверняка одним из сувениров, который Вы привезли в в память об этом незабываемом городе, стал Черный Кот (Ша Нуар от франц. Le Chat Noir), ставший таким же знаменитым символом Парижа, как Эйфелева башня или кабарэ «Мулен Руж». 

Тысячи его изображений можно встретить на самых разнообразных сувенирах — от одежды, постеров и открыток, до магнитов и кружек.

А началась эта история во второй половине XIX века, когда  Париж охватила настоящая котомания, и около полувека французской культуры прошли под знаком кошки.

Только к началу XIX века отношение к кошкам во Франции, и в католической Европе в целом, начало постепенно меняться к лучшему. Ранее их истребляли и унижали в течение многих веков.

Кошки жили в Париже начиная с римской эпохи. Примерно 700 лет назад,  могущественная католическая церковь начала безжалостное истребление кошек, пользовавшихся почетом на Востоке.

Любовь кошек к ночным прогулкам, их таинственное и бесшумное передвижение, светящиеся ночью глаза и свободолюбивый характер, стали причиной отождествления этих независимых и грациозных животных с ведьмами и нечистой силой. 

В 1484 г. папа Иннокентий VIII заявил, что кошки — это «языческие звери, состоящие в союзе с дьяволом», и издал указ, обрекающий еретиков, ведьм и их кошек на пытки и муки в застенках инквизиции по всей Европе. Источник

Для кошек изобретали разнообразные мучения, их сжигали на кострах, топили, сбрасывали с башен.  

Кошек регулярно массово сжигали заживо на зловещей Гревской площади, которая была местом публичных казней, собиравших многотысячные толпы зрителей во времена средневековья.

Такое безжалостное уничтожение кошек привело к уменьшению их численности в Европе на 90%, в результате чего в городах и поселениях Европы размножилось огромное количество крыс.

Крысы являлись распространителями  блох, переносчиков страшной болезни — бубонной чумы, которую в средневековье называли «Черной смертью».

Переносчиками бубонной чумы являются блохи. Но в средневековье полагали, что Черная Смерть вызвана колдовством и обвиняли в ее появлении еретиков, ведьм и их кошек.

В ХIV веке бубонная чума прошлась по Европе и части Азии, уничтожив  от четверти до половины населения. Пока бушевала Черная Смерть  людям было не до кошек и численность животных увеличилась. Кошки начали уничтожать крыс и приостановили распространение болезни.

Однако, истребление кошек разными способами продолжалось еще несколько столетий, и эпидемии чумы неоднократно опустошали страны Европы.  

Переломным моментом в отношении к кошкам явился отказ могущественного кардинала Жана дю Плесси Ришелье (1585–1642, кардинала с 1622 г.) от средневековой церковной теории, связывавшей кошек с дьявольскими силами.

Дворец кардинала Пале-Кардиналь населяли более 20 кошек. Они были единственными живыми существами, которым Ришелье полностью доверял и был искренне привязан.

Причем самым любимым животным у фактического правителя Франции был угольно черный кот Люцифер.

Обладая железным характером, кардинал Ришелье с юности не мог похвастать крепким здоровьем. Его преследовали депрессии, головные боли  и болезнь суставов, которые приковывали Ришелье на многие недели к постели, несмотря на все старания придворных медиков. Только кошки, тишина и полутьма были способны облегчить физические страдания кардинала.

Кототерапия имела и побочный эффект — одежда Ришелье всегда была покрыта шерстью. Это обстоятельство явилось причиной разрыва Ришелье и королевы Анны Австрийской, у которой была сильнейшая аллергия на шерсть животных.

Не забыл Ришелье о своих пушистых лекарях и перед смертью, оставив им львиную долю своего состояния и полное содержание.

Однако, сразу же после смерти кардинала все его пушистые компаньоны были уничтожены по приказу короля.

В 1648 году, уже после смерти Ришелье, король Людовик XIV, ненавидевший кардинала и кошек вообще, собственноручно разжег огромный костер на Гревской площади, в котором уничтожили десятки черных кошек, после чего принялся танцевать вокруг огня. Источник

Своенравные и независимые кошки всегда вызывали противоречивые чувства у различных классов общества.

В XVII-XVIII веках в богатых домах Франции кошки пользовались привилегиями хозяйских любимцев, а простолюдины часто жили в худших условиях, чем домашние животные и переносили на них свою классовую ненависть.

В конце 30-х гг. ХVIII в. в Париже на улице Сен-Северен произошло великое кошачье побоище. Бунт подняли двое печатников по имени Жером и Левейе, протестовавшие против того, что с ними обращались хуже, чем с кошками. Источник

И все же, отношеник к кошкам во Франции постепенно менялось к лучшему. В XVII веке кошки начинают появляться на картинах французских живописцев, как полноправные члены семьи.

Le Nain Louis (1598—1648), «Крестьянская семья в интерьере»

Le Nain Louis, «Сельская семья»

Для парижской богемы XIX века кошка стала символом независимости, творчества и свободы нравов.

Кошек наделяли философскими, мистическими и поэтическими символами. 

Фурор среди французской публики наделала черная кошка, появившаяся на картине Э. Мане (1832—1883) «Олимпия», выставленная в парижском Салоне в 1865 году.

Большой вклад в пропагандирование любви к кошкам внес необычайно популярный в свое время сборник Шанфлери (Champfleury) «Кошки. История, нравы, наблюдения, анекдоты » (Les Chats, histoire, moeurs, observations, anecdotes), выпущенный в 1869 году. Источник 

Шанфлери (1821-1889, настоящее имя Jules Husson Fleury) был известным в кругах парижской богемы писателем и новеллистом, вместе со своим другом Гюставом Курбе он выступал за возвращение живописи к реализму, интересовался народным искусством и писал эссе по самым разным вопросам — о театре, карикатуре, японской гравюре и керамике. Но прежде всего в наше время этого яркого и разностороннего человека помнят  благодаря его книге о кошках.

Для рекламного плаката книги Шанфлери была использована литография Эдуарда Мане «Коты на рандеву».

Книга Шанфлери была настоящей энциклопедией, в которой рассказывалось о кошках в древних цивилизациях; о связанных с ними традициях в культурах разных народов; о котогеральдике и кошках в искусстве и литературе. В книге были главы, посвященные друзьям и врагам кошек и множество мудрых высказываний об этих грациозных и независимых животных.

Популярность книги была столь велика, что вслед за первым изданием в 1869 году последовали еще четыре – более роскошных и существенно дополненных текстами и иллюстрациями. 

Иллюстрации к книге были уникальным собранием кошачьих образов всех времён и народов.

Вот несколько примеров.

Эдмон Морин. Дружеский шарж на Шанфлери. Иллюстрация из книги «Кошки». 1869

Офорт Эдуарда Мане «Кот и цветы» из книги Шанфлери «Кошки». 1870

Фронтиспис книги Шанфлери «Кошки» с портретом кошки Виктора Гюго Chanoine
и цитатой из Жозефа Мери (Joseph Méry), написанной рукой Гюго:
«Бог создал кота для того, чтобы у человека был тигр, которого можно погладить».

И вот, на волне этой нарастающей популярности парижских кошек, в 1881 году, барон де ла Тур де Нэнтр, более известный как Родольф Сали (Rodolphe Salis), сын богатого  винодела, весельчак и балагур по своей натуре, переоборудовал свою художественную мастерскую в бывшем помещении телеграфа на бульваре Рошешуар на Монмартре и 18 ноября 1881 года открыл там скромное артистическое кафе, где могла бы собираться богема, показывать свои работы, говорить об искусстве.

Заведению дали название „Chat Noir“ («Ша нуар» или „Черный кот“),  в честь тощего бродячего черного кота, подобранного Сали на ночной улице Монмартра.

Кафе «Черный кот» Родольфа Сали стало вскоре в кругах богемы символом искусства, свободы и независимости от глупых буржуазных устоев. На его первой эмблеме красовался черный котище, положивший лапу на поверженную гусыню — символ глупого обывателя. 

Вскоре кафе превратилось в первое парижское кабаре, в котором можно было не только выпить, но и послушать музыку, потанцевать или посмотреть на танцующих красоток.

В те времена район Монмартра еще не был синонимом искусства, это была живописная сельская местность с ветряными мельницами и немощеными улочками, по которым разгуливали козы, утки и куры.

Недобрая слава ходила об этом небезопасном месте среди добропорядочных буржуа, которые презрительно прозвали местных жителей „canaille“ (отсюда канальи), поскольку населяли тогда Монмартр бедняки, воры, проститутки, да неимущие художники, актеры, музыканты и поэты, которые не могли себе позволить снять жилье даже в дешевом Латинском квартале.

Сали решил превратить «Черного Кота» в самое модное место Монмартра – центр искусства и развлечений.

Для творческих личностей — художников, поэтов, музыкантов, артистов вход был свободный. Зная, что многие были совсем не прочь выпить, Сали покупал их творения за спиртное, которые потом украшали его заведение. Талантливые поэты, певцы, музыканты выступали в «Черном коте» практически бесплатно. Главное условие – это элемент неожиданности и театральность. Сам хранитель заведения, черный кот, спал на настоящей пальме. Источник

Кабаре и кафе-шантаны окружал аромат запретного плода, богемности, но еще и гражданского протеста. Побывать там очень скоро стало практически долгом каждого, как говорили в девятнадцатом веке, «думающего» человека. По словам Родольфа Сали, здесь можно было «похлопать по плечу самых известных людей Парижа и встретить иностранцев со всех концов земли». Источник

Постоянными посетителями «Черного кота» были Мопассан, Каран д’Аш, Поль Верлен, Клод Дебюсси, Эрик Сати, Жюль Лафорг и многие другие. Французский критик и романист Поль Бурже писал о «Черном коте»: «Это — фантастическое сборище поэтов и художников, журналистов и студентов, служащих и просто гуляк, не говоря уже о натурщицах, дамах полусвета и благородных дамах, ищущих острых ощущений.»

Это было прекрасное и творческое время, расцвет экономики, культуры, искусства и науки во Франции и других странах Европы, получившее название «Прекрасная Эпоха» («Бель эпок» от фр. Belle Époque), период  истории, начиная с последних десятилетий XIX века и 1914 годом.

Популярность «Черного кота» росла, и в 1885-ом году кабаре переехало в другое, более просторное помещение  на бульваре Клиши на Монмартре , в котором его завсегдатаи даже смогли организовать театр теней.

А создание рекламного плаката — символа кабарэ, призванного привлекать посетителей в «Черный кот», Сали доверил своему хорошему другу художнику Теофилю Александру Стейнлену, также бывшему постоянным завсегдатаем „Chat Noir“ и принадлежавшему к парижской богеме.

Стейнлен родился в Лозанне, приехал в Париж и поселился на Монмартре. Он зарабатывал себе на жизнь, рисуя рекламные плакаты. Это было доходное ремесло, потому что рестораны и таверны с помощью рекламы привлекали к себе посетителей.

Стейнлен очень любил кошек и быстро сообразил, что если сделать миловидных детей и кошек главными персонажами своих плакатов, то они несомненно привлекут всеобщее внимание сентиментальных парижан.

    

Теофилю Стейнлену принадлежит немало иллюстраций для газет, журналов и книг, но наиболее ярко его талант проявился в бесчисленных картинах, рисунках и скульптурах, посвященных кошкам. Изображая кошек, Стейнлен блестяще сочетал реалистическую убедительность с прихотливой декоративностью  стиля ар-нуво.

    

В 1896 году Теофиль Стейнлен нарисовал знаменитую афишу «Tournee du Chat Noir», которая и поныне остается не только визитной карточкой кабаре, но и одним из символов Парижа, а сам Теофиль Стейнлен до сих пор считается непревзойденным «кошачьим» мастером кисти. Этим грациозным животным посвящено множество его работ.

Копии этой литографии разошлись по всему Парижу, а оригиналы его плакатов сделались предметами коллекционирования и продаются в антикварных лавках.

Для поддержания престижа кабаре, Сали  выпускал двухнедельный журнал «Чёрный кот», в котором Стейнлен сотрудничал со своими иллюстрациями вплоть до сентября 1897 года, когда кабарэ «Черный кот» закрылось через два года после смерти своего талантливого создателя Родольфа Сали. 

 

Сегодня при слове “cabaret” многие из нас, прежде всего вспоминают фильм “Кабаре” с Лайзой Минелли или “Мулен Руж” с Николь Кидман.

“Черный кот” не смог выдержать конкуренцию с “Мулен Руж”, но он выполнил свою историческую миссию: превратил обыкновенный кабак в площадку для экспериментов в искусстве, открыв миру новые художественные формы и новые таланты.

Родольф Сали сломал средневековый стереотип страха перед черным котом, сделав его символом искусства, интеллекта и сатиры. Когда кабаре “Chat Noir” ушло в историю, черный кот отправился вместе с туристами странствовать по всему миру, чтобы вдохновлять творческих людей и напоминать о прекрасном городе Париже.

На бульваре Клиши на Монмартре и сегодня можно зайти в трактир «Черный кот», правда, это не то кабарэ, существовавшее в 19 веке. Новое заведение с тем же именем было открыто в наше время.

Кошки теперь мирно живут рядом с парижанами. Никому не приходит в голову обижать этих таинственных и грациозных животных, а если такие находятся, на защиту кошек встают общества защиты животных. Кошки спокойно прогуливаются по улицам, сидят на крышах, свысока глядя на городскую жизнь.

Правда днем, когда шумный Париж заполнен туристами, кошки предпочитают отдыхать в тихих внутренних двориках и скверах, зато с наступлением темноты кошки ведут здесь самый активный образ жизни.

Черный кот наблюдает за жизнью современного Монмартра.

А 15 сентября 2013 года в Париже открылось первое кошачье кафе  «Cafe des Chats» и сразу стало одним из популярных мест среди жителей французской столицы и среди ее гостей.

Теперь в Париже уже два кафе, принадлежащих одной сети  «Cafe des Chats», в которых можно общаться с животными, гладить их и даже брать на руки, но нельзя кормить их едой со своей тарелки и нельзя беспокоить, когда они спят. Источник

В кошачьем кафе люди могут не только выпить кофе и расслабиться в уютной домашней обстановке, но и восполнить недостаток общения с животными, что особенно важно для тех, кто по какам-либо причинам не может держать кошек дома. Кошки помогают снять стресс, нормализовать кровяное давление и стабилизировать сердечный ритм. А еще они заметно улучают настроение и помогают людям свободнее общаться.

В каждом кафе «работают» около десятка специально обученных ласковых кошек (все были спасены из приютов), которые привлекают все новых клиентов и дарят им счастье 🙂

Так что добрые традиции  „Chat Noir“ продолжаются, и мой угольный кот Жульен, как две капли похожий на своего французского собрата, и внешностью и своим игриво-богемным характером, всячески это одобряет 🙂



Примечание. В этой статье использованы фотоматериалы из открытых источников в интернете, все права принадлежат их авторам, если вы считаете, что публикация какой-либо фотографии нарушает ваши права, пожалуйста, свяжитесь со мной при помощи формы в разделе контакты, фотография будет немедленно удалена.

 

Черный кот — символ Парижа, искусства и богемы
5 (100%) 55 votes

Добавить комментарий