Всемирный день писателя

«Если допустить, что у нас есть право причинять страдания без необходимости – тогда будет разрушено само основание человеческого общества». (Джон Голсуорси (1867 – 1933) 

«В прошлом веке это назвали бы моралью. Несомненно, что каждый ум находит себе мораль по своему вкусу, но я надеюсь, что здесь мы выдвинули мораль старую, как Священное писание: что мы и животные – кровная родня.  У человека нет ничего, что не имели бы животные хоть в небольшой степени; и у животных нет ничего, что не было бы у него так или иначе общим с человеком». (Э.Сетон-Томпсон (биолог, писатель)

3 марта во многих странах мира ежегодно отмечается Всемирный день писателя (World Day of the writer).

Полное название праздника «Всемирный день мира для писателя«, он был учрежден по решению 48-го конгресса Международного ПЕН-клуба (International PEN Club), который проходил с 12 по 18 января 1986 года.

Праздник отмечается во многих странах мира, причем не только писателями, но и считается профессиональным праздником всех представителей «четвертой власти».

ПЕН-клуб был основан в Лондоне в 1921 году. Название организации — аббревиатура, образованная первыми буквами английских слов Poets — поэты, Essayists — очеркисты, Novelists — романисты. Интересно, что аббревиатура клуба совпадает со словом pen (от англ.ручка.) Идея создания организации принадлежит английской писательнице Кэтрин Эми Доусон-Скотт (Mrs. C.A. Dawson Scott). Первым президентом ПЕН-клуба стал Джон Голсуорси (John Galsworthy).

Сегодня ПЕН-клуб существует в 130 странах и в его хартии записано, что клуб «выступает в защиту принципов свободы информации внутри каждой страны и между всеми странами. Eго члены обязуются выступать против подавления свободы слова в любой ее форме в тех странах и обществах, к которым они принадлежат, а также во всем мире, когда это представляется возможным.»

ПЕН-клуб считает, что необходимое продвижение человечества к более высоким формам политической и экономической организации требует свободной критики правительства, органов управления и политических институтов. Поскольку свобода предполагает добровольную сдержанность, члены ПЕН-клуба обязуются выступать против таких негативных аспектов свободной печати, как лживые публикации, преднамеренная фальсификация, искажение фактов или тенденциозно бесчестная их интерпретация ради политических, групповых и личных целей».

Всемирный день писателя является праздником для всех любителей чтения. Это шанс выразить глубокую благодарность всем гениальным мастерам слова, формирующим наше мировоззрение.

Сегодня я хотела бы привести короткие отрывки из произведений замечательных писателей, посвященные животным.

Все они научили меня с детства не просто любить животных в искусстве, но и в реальной жизни уважать их, понимать, что каждое живое существо имеет свой уникальный характер и глубокие и разнообразные чувства.

Каждый из этих мастеров научил меня сострадать живым существам и не считать человека венцом творения.

Эти одаренные люди, обладали талантом, которому я завидую белой завистью. Они повлияли на мою жизнь к лучшему, и я им безмерно благодарна. Так же, как и мои 20 кошек и 4 собаки)))


Джон Голсуорси «Последнее лето Форсайта. Интерлюдия.»

«В последний день мая, в начале девяностых годов, часов в шесть вечера, старый Джолион Форсайт сидел в тени дуба перед террасой своего дома в Робин-Хилле.

Он ждал, когда его начнут кусать комары, чтобы только тогда оторваться от созерцания дивного дня…У ног его лежал косматый коричневый с белым пес, притворяющийся шпицем, пес Бальтазар, в отношениях которого со старым Джолионом первоначальная взаимная антипатия с годами сменилась глубокой привязанностью.»

«Не пропуская ни одного из этих тихих, ясных, все удлинявшихся дней, за руку с Холли, следом за псом Бальтазаром, усердно высматривающим что-то и ничего не находящим, он бродил, глядя, как раскрываются розы, как наливаются фрукты на шпалерах, как солнечный свет золотит листья дуба и молодые побеги в роще; глядя, как развертываются и поблескивают листья водяных лилий и серебрится пшеница на единственном засеянном участке; слушая скворцов и жаворонков…»

«Тогда он уселся под старым дубом около качелей, и пес Бальтазар, тоже страдавший от жары, улегся у его ног. Он сидел и улыбался. Какой буйный, яркий день! Как жужжат насекомые, воркуют голуби! Квинтэссенция летнего дня. Дивно! И он был счастлив, счастлив, как мальчишка… Пахло липами и мятой…И, глубже усевшись в кресло, он закрыл глаза. Едва заметный ветерок принес пушинку с чертополоха, и она опустилась на его усы, более белые, чем она сама…Луч солнца пробился сквозь листву и лег на его башмак. И сладкая волна дремоты проникла под шляпу в мозг, и голова качнулась вперед и упала на грудь…Пес Бальтазар потянулся и взглянул на хозяина. Пушинка не шевелилась. Пес положил голову на освещенную солнцем ногу. Она осталась неподвижной. Пес быстро отнял морду, встал и вскочил на колени к старому Джолиону, заглянул ему в лицо, взвизгнул, потом, соскочив, сел на задние лапы, задрал голову. И вдруг протяжно завыл. Но пушинка была неподвижна, как смерть, как лицо его старого хозяина.»


Джеральд Даррелл «Моя семья и другие звери»

«Но тут подошла мама, слегка взъерошенная, и наше внимание переключилось на Роджера, которого надо было водворить в пролетку.

Роджеру еще ни разу не доводилось ездить в подобных экипажах, поэтому он косился на него с подозрением.

В конце концов пришлось втаскивать его силой и потом под бешеный лай втискиваться вслед за ним, не давая ему выскочить из пролетки. Испуганная всей этой суетой лошадь рванулась с места и понеслась во всю прыть, а мы свалились в кучу, придавив завизжавшего что есть мочи Роджера.

— Хорошенькое начало, — проворчал Ларри. — Я надеялся, что у нас будет благородно-величественный вид, и вот как все обернулось… Мы въезжаем в город, словно труппа средневековых акробатов.

— Полно, полно, милый, — успокаивала его мама, расправляя свою шляпку. — Скоро мы будем в гостинице.

Когда извозчик с лязгом и стуком въезжал в город, мы, разместившись кое-как на волосяных сиденьях, старались принять так уж необходимый Ларри благородно-величественный вид.

Роджер, стиснутый в мощных объятиях Лесли, свесил голову через край пролетки и закатил глаза, как при последнем издыхании.

Потом мы промчались мимо переулка, где грелись на солнце четыре облезлые дворняги. Завидев их, Роджер весь напрягся и громко залаял. Тут же ожившие дворняги с пронзительным визгом бросились вслед за пролеткой.

От всего нашего благородного величия не осталось и следа, так как двое теперь держали обезумевшего Роджера, а остальные, перегнувшись назад, отчаянно махали книгами и журналами, стараясь отогнать визгливую свору, но только раздразнили ее еще сильнее. С каждой новой улочкой собак становилось все больше, и, когда мы катили по главной магистрали города, у наших колес уже вертелось двадцать четыре разрывавшихся от злости пса.»


Джеймс Хэрриот «О всех созданиях — больших и малых»

«Я поглаживал старого пса по голове, пытаясь собраться с мыслями. Мне предстояли нелегкие минуты.

— Он долго будет болеть?- спросил старик, и при звуке любимого голоса хвост снова дважды шлепнул по одеялу.- Знаете, когда я хлопочу по дому. как-то тоскливо, что Боб больше не ходит за мной по пятам.

— К сожалению, мистер Дин, его состояние очень серьезно. Видите вздутие? Это опухоль.

—  Вы думаете…рак?- тихо спросил старичок.

— Боюсь. что да, и уже поздно что-либо делать. Я был бы рад помочь ему, но это неизлечимо.

Старичок растерянно посмотрел на меня, и губы его задрожали.

— Значит…он умрет?

У меня сжалось горло.

— Но ведь мы не можем оставить его умирать, правда? Он и сейчас страдает, а вскоре ему станет гораздо хуже. Наверное вы согласитесь, что будет лучше, если мы его усыпим. Все-таки он прожил хорошую жизнь…- В таких случаях я всегда старался говорить деловито, но сейчас избитые фразы звучали неуместно.

Старичок ничего не ответил, потом сказал:»Погодите немножко»,- и медленно, с трудом опустился на колени рядом с собакой. Он молчал и только гладил старую седую морду, а хвост шлепал и шлепал по одеялу.»

 

«-А я  и не знал, что у вас есть кошка,- сказал я.

Миссис Эйнсворт улыбнулась:

-Она вовсе не наша. Это Дебби.

-Дебби?

-Да. То есть это мы ее так называем. Она бездомная. Приходит к нам два-три раза в неделю, и мы подкармливаем ее. Не знаю, где она живет, но, по-моему, на одной из ферм дальше по шоссе.

-А вам не кажется, что она хотела бы у вас остаться?

-Нет, ,- миссис Эйнсворт покачала головой, — это очень деликатное создание. Она тихонько входит, съедает, что ей дают, и тут же исчезает. В ней есть что-то трогательное, но держится она крайне независимо.

Я снова взглянул на кошку.

-Но ведь сегодня она пришла не только чтобы поесть?

-Вы правы. Как ни странно, она время от времени проскальзывает в гостиную и несколько минут сидит перед огнем. Так, словно устраивает себе праздник.

-Да…понимаю…

Несомненно, в позе Дебби было что-то необычное. Она сидела совершенно прямо на мягком коврике перед камином, в котором рдели и полыхали угли. Но она не свернулась клубком, не умывалась — вообще не делала ничего такого, что делают в подобном случае кошки, —  а лишь спокойно смотрела перед собой. И вдруг тусклый мех, тощие бока подсказали мне объяснение. Это было особое событие в ее жизни, редкое и чудесное: она наслаждалась уютом и теплом, которых обычно была лишена.»

 


Эрнест Сетон-Томпсон «Королевская аналостанка»

«Если бы сюда явился Оранжевый Билли, он увидел бы пятерых котят, свернувшихся в объятиях своей матери, маленькой трущобной кошечки. Настало и для нее счастливое время. Она испытывала величайший восторг, она облизывала их с нежностью, удивившей бы ее самой, если бы она только была способна рассуждать.

В ее безрадостную жизнь вошла радость, но прибавилась также и забота. Теперь все ее силы уходили на поиски пищи. Заботы увеличивались по мере того, как росли котята. Через шесть недель они начали вылезать из ящика и лазили всюду каждый день, как только мать уходила на промысел.

В трущобном мире хорошо известно, что беда идет тучей, а счастье полоской. Киска пережила три схватки с собаками и получила несколько кирпичей от негра — слуги Японца Мали. Затем произошел перелом. На следующее утро она нашла молочный бидон без крышки, успешно ограбила одного из пенсионеров тачки и отыскала большую рыбью голову — все это в какие-нибудь два часа.

Возвращаясь домой с тем чувством безмятежного покоя, какое может дать только полный желудок, она увидела у себя на дворе маленькое коричневое существо. Киска вспомнила прежние свои охоты.

Она убила и съела не одну мышь на своем веку и решила, что этот коричневый зверь, вероятно, крупная мышь с коротким хвостом и большими ушами.

Она подкрадывалась к нему с ненужной осторожностью. Маленький кролик только выпрямился и, казалось, потешался над нею. Он и не пытался бежать, и кошка без труда схватила его.

Так как ей не очень хотелось есть, она отнесла его и бросила на кучу котят. Ему не очень было больно. Он скоро оправился от страха и, видя, что не может выбраться из ящика, пристроился к котятам. Когда же они начали ужинать, он без колебаний присоединился к ним. Кошка опешила. Охотничий инстинкт одержал было верх над всем остальным, но она была сыта, и это спасло кролика.»


Дорин Тови «Кошки в доме»

«Дождь еще не перестал, и мы предложили ей опилки. Они ей тоже не понравились. В панике мы махнули рукой на теории старика Адамса, набили ящик сырой землей из сада и поставили его перед ней. И произошло чудо. С коротким воплем Саджи очутилась в ящике и напрудила в него до края. Забыв про ужин, Чарльз на предельной скорости унесся в сад, сменил землю и опять поставил ящик перед ней. Жеманности за Саджи не водилось. Она снова прыгнула в ящик, задрала торчком хвостишко и вскоре уже сидела на полу, во весь голос благодаря небеса, что наконец-то у нас достало ума понять самую простую вещь: Мамочка объяснила ей, что пользоваться чем-либо кроме Земли — Грязно и Гадко.

Так был преодолен этот кризис. Но впереди предстояло еще много всего. Например, первый раз, когда она вышла в сад. Дорожка оставляла желать лучшего — она все время ворчала, что идти по камешкам — больно, но когда мы опустили ее на лужайку и подстриженная трава вдруг уколола ей лапки, она взвизгнула и влетела вверх по моей ноге, клянясь, что ее кто-то укусил. То же самое она проделала, впервые увидев собаку, только для пущей безопасности она вскарабкалась мне на голову по моему лицу и со своей вышки орала на него: пусть-ка попробует забраться за ней сюда!

Ничего хорошего это не сулило. Блонден, пугаясь, проделывал то же самое. Один мой знакомый старичок чуть было не дал зарок трезвости, когда как-то вечером после закрытия пивной повстречался со мной на дороге и увидел белку, которая поносила его последними словами, восседая у меня на голове под распушенным хвостом, какому и лисица позавидовала бы. А когда я заверила его, что это и правда белка, а не симптом белой горячки, он — нет, чтобы поблагодарить меня! — обошел всю деревню, сообщая каждому встречному, что я не в себе. При мысли о том, что соседи скажут, когда услышат, как я прогуливаюсь с вопящей кошкой на голове, мне и подумать было страшно.

Когда ноги Саджи окрепли и она начала гулять самостоятельно, начались новые неприятности. В первый раз, выйдя в сад без сопровождения, она залезла на крышу гаража, скатилась по наклону и угодила в дождевую бочку. Выбралась она из нее своими силами, прошествовала домой на негнущихся от возмущения ногах и разразилась такой иеремиадой, пока зеленая затхлая вода стекала по ее хвосту на наш злополучный индийский ковер, что Чарльз спасся бегством и тут же сколотил крышку на бочку. К несчастью, в следующий раз, когда она вошла в ванную и увидела Чарльза, нежащегося в ванне, ей припомнилось, как она только чудом избежала гибели, и с воплем ужаса она кинулась его спасать. А Чарльз жмурился, и когда Саджи, завывая точно демон, плюхнулась ему на живот, он так перепугался, что взвился из ванны и чуть было не проломил себе череп об аптечку, которую мы повесили там, чтобы до нее не мог добраться Блонден.»


Конрад Лоренц «Человек находит друга»

«Только два вида животных стали членами домашнего круга человека не как пленники и были приручены не с помощью принуждения. Я имею в виду собаку и кошку.

Их объединяют два момента – оба они хищники и у обоих человек использует их охотничьи способности.

А во всем остальном, и главное – по характеру своих отношений с человеком, они разнятся между собой, как день и ночь.

Нет другого животного, которое так кардинально изменило бы весь образ жизни, всю сферу своих интересов, стало бы до такой степени домашних, как собака; и нет другого животного, которое за долгие века своей связи с человеком изменилось бы так мало, как кошка.

Утверждение, что кошки, если исключить несколько декоративных пород, вроде ангорской или сиамской, в сущности, вовсе не домашние животные, а подлинно дикие существа, – во многом справедливо. Кошка, сохраняя полную независимость, предпочитает селиться в домах и хозяйственных постройках человека по той простой причине, что нигде больше мыши не водятся в таком количестве.

Сила обаяния собаки заключена в глубине дружбы и крепости духовных уз, которые связывают её с человеком, а очарование кошки объясняется как раз тем, что она не вступила с ним в тесный контакт, что она охотится в его конюшнях и амбарах с таинственной и недоступной даже тогда, когда нежно трётся о ноги хозяйки или ублаготворено мурлычет у огня.

Для меня мурлыкающая кошка – это символ домашнего очага, уютного покоя. Мне было бы так же трудно обойтись без кошки в моем доме, как и без собаки, которая трусит со мной по улице или по лугу. С самого раннего детства я всегда был окружён собаками и кошками, и в этой книге я расскажу о них.

Деловитые друзья советовали мне написать отдельную книгу про собак и отдельную книгу про кошек, потому что люди, любящие кошек, часто не выносят собак.

На мой взгляд, истинная любовь к животным и понимание их доказывается как раз тем, что один и тот же человек испытывает симпатию и к собакам и к кошкам, умея ценить особые качества как тех, так и других. А потому эту маленькую книгу я посвящаю всем тем, кто любит и понимает и собак, и кошек.»


Примечание. В этой статье использованы фотоматериалы из открытых источников в интернете, все права принадлежат их авторам, если вы считаете, что публикация какой-либо фотографии нарушает ваши права, пожалуйста, свяжитесь со мной при помощи формы в разделе контакты, фотография будет немедленно удалена.  

Всемирный день писателя
5 (100%) 25 votes

2 replies on “Всемирный день писателя”

  1. KoT:

    В декабре были у наших друзей под Можайском, у них своё хозяйство и дочка-школьница (8 лет, кажется) — большая любительница зверья — за ягнятами ухаживает и т.д. Родители ограничивают доступ к компьютеру, а, вот, читать книги она любит (возможно, именно поэтому :)).
    Возник вопрос, что почитать про животных. Её мама немного знакома с творчеством Даррела, читала что-то из его экспедиционных книг, но считает, что это ещё немного рановато для девочки.
    Я порекомендовал обратить внимание на серию про его детство на Корфу:
    — «Моя семья и другие звери»,
    — «Птицы, звери и родственники»,
    — «Сад богов».
    А заодно посоветовал познакомиться с книгами Джеймса Хэрриота
    — «О всех созданиях — больших и малых»,
    — «О всех созданиях — прекрасных и удивительных»,
    — «Среди Йоркширских холмов».

    Думаю, было бы здорово попробовать сделать список авторов и их книг книг про животных, для читателей всех возрастов от 5 до 105, начиная от совсем детских, вроде Виталия Бианки. То, что мне сходу попалось в интеренте довольно куцее или отрывочное (вроде списков «внеклассного чтения на лето») и никак не структурировано.

    А вообще — отличная тема!
    Книги — прекрасный и неиссякаемый источник новой информации, эмоций и впечатлений!
    Причём, современные технологии делают огромные количества книг, которые раньше нужно было ещё поискать, доступными в цифровом виде, а современные устройства для их чтения с экранами на электронных чернилах (технология e-ink) очень удобны.

  2. Спасибо за коммент! Про список и сама думала))) А то они в школе по-прежнему проходят уже никому не нужные «Недоросль», «На дне», «Грозу» и т. д. (список длинный). Проходят с отвращением и скукой. Ничего не знают о хороших книгах. Потом, как следствие, общаются не нормальными человеческими словами и чувствами, а мемами((( А в хороших книгах пропускают изумительные описания природы и характеров людей(((

Добавить комментарий