Кошка Флер – глава прайда, самая старшая и умная

fleurface

«Я изучил мудрость многих философов и многих кошек. Мудрость кошек неизмеримо выше.» (Ипполит Тэн)

«Только кошки знают, как получить пищу без труда, жилище без замка и любовь без треволнений.»

(У.Л. Джордж)

Случилось это 14 августа 2001 года. Мы со старшей сестрой собирались на выставку садовых растений на ВДНХ, но выйдя к ней во двор, увидели мальчишек, которые жгли маленьким котятам усы зажигалками и отвратительно хохотали при этом, наслаждаясь их криками боли.

Когда мы закричали, маленькие уродцы выпустили своих жертв. Один котенок сразу скрылся в подвале. Сестра потом выходила кормить его, пыталась приманить, чтобы забрать домой, но запуганный малыш никому не доверял. Через несколько дней Татьяна увидела его мертвым.

А вот вторая крошечная киска перебежала через весь двор, залезла по моим джинсам и повисла у меня на теплом свитере.

fleur4

Серо-голубой котенок с кремовым брюшком был крошечный и такой худенький, что шкурка свисала со скелетика. Морда обгоревшая, усы обугленные и скрученные. Все тельце кишит блохами. Уши полностью черные и забиты испражнениями ушных клещей. Под хвостом вся шерстка слипшаяся от поноса. Короче – милашка. Было ей примерно 2 месяца.

Не знаю, как это лучше объяснить, но животные сами нас выбирают. Когда эта доходяга впервые взглянула на меня своими умнющими глазами, я поняла сразу, что она моя навсегда. Причем мысль эта была мгновенная и безо всяких сомнений.

Я там же во дворе назвала котенка Флер (что на французском означает  Цветочек) — в честь той цветочной выставки, куда мы так и не добрались. Правильно говорят, что как шхуну назовешь – так она и поплывет. Флер всегда была моим любимейшим цветочком, умницей и настоящим другом.

На тот момент у меня уже жили  мои первые животные — персидская кошка Марта и русский спаниель Лайма. Появление третьего питомца в семье мой отец явно не одобрил бы.

fleur12

Сестра Татьяна в ужасе поехала со мною – быть в группе поддержки и вести переговоры с отцом. Мы с большим трудом, получили папино согласие подержать котенка дома только пока я его не вылечу, а потом пристроить в хорошие руки.

Прежде всего, Флер нужно было избавить от блох, поскольку их было такое жуткое количество, что малышка раздирала себя когтями в кровь, и у нее было явное истощение и токсикоз от слюны паразитов.

И вот, когда я ее хорошенько намылила шампунем от блох и начала смывать пену, с котенка потекла темно-кровавая жижа. В первый момент я так запаниковала, не понимая, что я могла ей повредить, и где находится рана. Потом я поняла, что шампунь растворил тысячи блошиных экскрементов, состоящих из переваренной крови котенка. С водой смывались десятки блох.

В те времена антипаразитарные средства были гораздо проще, а выбор был гораздо беднее, чем сейчас. Поэтому капли Барс мне приходилось ей закапывать на холку еще два раза с интервалом в неделю, пока мы полностью избавились от блох.fleur6

Отмытый и наевшийся котенок сразу заснул в мохеровом свитере и отсыпалась бедняга пять дней, открывая глаза только чтобы покушать и полизать мне руки в благодарность.

Лечить Барсом ушного клеща было тоже мучительно и долго – каждое утро и вечер я начисто очищала ушную раковину лосьоном и закапывала капли, а на следующий день все заполнялось черными корочками и липкими выделениями снова. Бедный котенок терпел эти процедуры с каждым разом все хуже. И так 5 недель.

Но медленнее всего улучшалось ее нарушенное пищеварение. Я, конечно, сразу дала ей Дронтал от глистов, но стул мы восстанавливали очень долго.

Изголодавшийся котенок все время хотел есть, ел жадно и захлебываясь – вскоре ее рвало. Во-первых, у нее был явный энтерит, а во-вторых, когда кошки слишком жадно и быстро заглатывают корм вместе с воздухом, то их вскоре рвет.

Лечились Трихополом, кололи витамин Гамавит и иммуностимулятор.

Приходилось кормить ее отварной порезанной курицей (без бульона — он слабит) и детским питанием Тема (курица и говядина). Кормить надо было маленькими порциями (не больше чайной ложки за раз) и по многу раз в день.fleur2

Поскольку я тогда работала в Метеорологической обсерватории Географического факультета МГУ, и не могла оставлять Флер одну дома в таком плачевном состоянии, я возила ее с собой на работу (1.5 часа в один конец). Там ее все полюбили и она развлекала моих коллег.

Интересно, что по поведению Флер совсем не походила на дворового и запуганного котенка. Она как-то с первого дня вела себя совершенно свободно, полностью доверившись мне.

Осваивала квартиру Флер очень аккуратно и с любопытством, нигде ничего не разбив и не испортив, и ни разу не нагадив мимо лоточка. И так все эти 15 лет до сегодняшнего дня. Удивительное животное!

С собакой Лаймой подружилась сразу. Поскольку Флер не боялась и не убегала – у спаниеля не включался ее охотничий инстинкт. Собака даже очень нежно опекала и вылизывала малышку.

А вот кошка Марта обиделась надолго. Она привыкла быть моей главной любимицей, а тут появилась эта дворовая конкурентка. Первые дни Марта избегала малышку и шипела на нее. Глазищи у нее при этом были ужасно несчастными. Забивалась в укромные места и сидела там страдая. Я ее все время гладила, утешала, но давала понять, что трогать котенка запрещено и я всех люблю равноценно.

Если они встречались, приходилось сначала все знаки внимания оказывать старшей Марте, а уж потом – Флер.

Постепенно ситуация налаживалась. Вскоре Марта перестала прятаться и с интересом наблюдала за играми Флер, усевшись где-нибудь на высоком месте с хорошим обзором. Потом они начали играть вместе, но сказать, что эти кошки стали близкими подругами я не могу. Персидские кошки – отстраненные существа и не любят ни с кем делить любовь к своему хозяину.

Через год Флер уже была здоровой и окрепшей кошечкой, но она навсегда осталась очень хрупкой и миниатюрной.fleur1

Первое свое лето на даче Флер просто осваивалась и наслаждалась жизнью, а вот на второй год инстинкты и свобода ударили ей в голову и она все время проводила со своим возлюбленным – соседским русским голубым котом.

Ну, и по законам жанра, в октябре Флер родила своих первых котят – голубого мальчика Монти и тигровую кошечку Смолли (англ. Малышка).

Я никогда не забуду, как я принимала этих первых в своей жизни котят и наблюдала, как крохи расправляются и растут по часам.

Флер была необыкновенной матерью – внимательной, заботливой и рассудительной. И всех своих детей она всегда ухитрялась научить всему самому лучшему, что есть в кошках  — загадочности, независимости, и в то же время абсолютной преданности хозяйке и своему дому.

Монти и Смолли также остались жить в нашем разрастающемся прайде.fleur11

На следующий год, после очередных дачных романов, Флер родила троих котят – двух девочек и мальчика. Их пришлось отдать в хорошие руки знакомым. В тот год и Марта родила двух сыновей-ангелов Мишеля и Джолли – их я оставила себе.

Отец, конечно, каждый раз ворчал ужасно, что все это – безумие, но уже не так яростно, как с первыми животными. Постепенно мой прайд покорял и его. Но в меру.

И на следующее лето Флер родила своих последних котят – Тутси (англ.Милашка) и Чарли. Они тоже пополнили нашу сумасшедшую семейку.fleur3

На этом ее похождения были прекращены, поскольку я стала кошек на даче выгуливать только в вольере. Мы боялись соседских больших дворняг, которые на моих глазах за несколько секунд разорвали роскошного рыжего кота.

Надо было, конечно же, стерилизовать Флер раньше, но я тогда все не могла решиться на это (хотя ее дочку Смолли я стерилизовала в 11 месяев). Флер всегда была такой худенькой и хрупкой, что я всегда боялась трогать ее и боялась перенесет ли она нормально наркоз  .

И совершенно зря я ее не стерилизовала в юности, поскольку в 7 лет у нее случилось тяжелейшее воспаление матки и ее стерилизовали вынужденно и едва спасли. Полгода ее вытаскивала.

Дальше, к счастью, Флерочка жила счастливо и ровно, без тяжелых болезней. Этим летом только напугала меня огромным гнойным флюсом, который ей резали. Но и во время операции, и потом 12 дней жизни в защитном пластиковом воротнике с множеством уколов и промываний раны, Флерка никого даже не поцарапала  и все стоически вытерпела.fleur10

Флер всегда была главой нашего прайда. Несмотря на свой маленький размер, у этой кошки такой высокий интеллект и авторитет в стае, что ее слушаются даже собаки.

Меня всегда забавляет сейчас, когда я ставлю миски на стол с сухим кормом, или даже прихожу угостить их иногда баночкой вкусных консервов, то первой ко мне смело подходит 15 летняя тонюсенькая Флер, в которой уже совсем не осталось сил, а потом уже мои гиганты  — Цезарь, Маркиз, Шейла и все остальные члены стаи . И НИКТО НИКОГДА НЕ ПЫТАЛСЯ ОБИДЕТЬ ЕЕ! Вот это ответ тем, кто считает, что лидер стаи непременно должен доминировать над остальными животными и гнобить их, чтобы поддерживать свое исключительное положение. Неправда все это, главное — это сила характера.

Представляете, какая это сила духа и неординарная личность, если хрупкая маленькая кошечка является безусловным авторитетом для мейн-кунов и сибиряков!

Подобными же наблюдениями делился и знаменитый английский кинолог и зоопсихолог Цезарь Милан в своем сериале «Переводчик с собачьего». Он там на реальных примерах показывал, что в собачьей стае может быть лидером маленькая собачка и остальные здоровые псы будут подчиняться ей.

Удивительная кошка, эта моя любимая Флер. Подарила мне свою дружбу и поддержку, подарила целую семью своих замечательных детей. Так мне хочется, чтобы она пожила с нами подольше!

Кошка Флер – глава прайда, самая старшая и умная
5 (100%) 17 votes

Добавить комментарий